• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
15:10 

ГГ/ДМ, СС "Преследование". Фанфик по ГП.

Наверное Малфою только в страшном сне могло привидеться, что он спасает Гермиону Грейнджер. К тому же - от посягательств родного крестного. Но именно это сейчас и происходило.
Придя посидеть в библиотеку, чтобы наконец-то отдохнуть от навязчивого внимания Пэнси Паркинсон, проходя мимо стеллажей запретной секции и направляясь к своему любимому дальнему столу у окна, выходящего на Северную башню, слизеринец услышал сдавленный писк. А может, это прошуршали страницы резко закрытой книги? Он так и не смог потом объяснить себе, что заставило его свернуть не доходя до любимого и уютного кресла, и направиться в темный проход между стеллажами редких ядов. Завернув, совершенно на интуиции, влево, он увидел спину профессора Снегга. Уже решив благоразумно молча и тихо как мышь удалиться, он увидел два наполненных ужасом шоколадных глаза, выглядывающих из-за края профессорской мантии. Малфой споткнулся. Он даже не сразу вспомнил, кому принадлежат эти шоколадные глаза, просто в них была такая мольба что он не смог уйти.
-Добрый вечер, профессор, я искал вас, чтобы…- Малфой на ходу пытался придумать причину по которой он якобы искал мастера зелий, но ничего не приходило в голову. Зельевар вздрогнул и отодвинулся от стеллажа, оттолкнувшись руками.
«Так вот в чем дело,- подумал Драко,- Грейнджер не могла сбежать, он перекрыл ей возможность уйти».
Как только Снегг опустил руки, из-за его плеча выскользнула Гермиона и, посмотрев на Малфоя совершенно невообразимым благодарным взглядом, ускользнула из отдела ядов.
Снегг молча обернулся и уставился на крестника задрав бровь.
Малфой чуть не ляпнул: -Вы с ума сошли, что это было?- Но благоразумно прикусил язык. Пожить то еще хотелось.
Но, похоже, Зельевар понял его без слов, по одному взгляду, потому что в голове вдруг возник яростный ответ: -Не твое дело, щенок!
Снегг резко повернулся, взметнулись полы мантии, и он прошел мимо. Малфой дрожащей рукой вытер пот со лба. «Повезло. Мог и заавадить. Бог мой, куда я влез, зачем?»- Малфой всерьез задумался, а не закончить ли обучение экстерном, отправляя контрольные из особняка Малфой Мэнор, у которого, несмотря на Волан-де-Морта, было одно неоспоримое преимущество- вероятность встретить Снегга в его библиотеке была ничтожно мала.
Малфой подумал и решил, что при сложившихся обстоятельствах внимание Пенсии Паркинсон выглядит такой мелочью в сравнении с гневом декана, прерванного на…- тут мозг Малфоя отказывался продолжать и уходил в ступор. В общем, на фоне милого библиотечного приключения, что огреб на свой хребет слизеринский хорек этим вечером, Паркинсон представлялась даже занятной и обещающей удовольствие перспективой. Поэтому Малфой в темпе покинул библиотеку и вернулся в подземелья.
Грейнджер бежала со всех ног в гостиную Гриффиндора, пытаясь сделать так чтобы руки перестали трястись. Ничего не помогало, но что-то нужно было сделать, иначе Гарри и Рон сразу поймут, что что-то не в порядке. Она истерически хохотнула и тут же испуганно зажала себе рот ладонью. Да уж, не в порядке. И это мягко сказано. И что теперь делать? Грейнджер совершенно не представляла, как вести себя после всего этого, как ходить на уроки ,сидеть за столом гриффиндора во время обеда- тот был как раз расположен напротив преподавательского стола.
Вдруг Гермиону накрыла волна ярости. Она ни в чем не виновата, это все - он. Тогда почему она чувствует такую тревогу? Ярость сменилась паникой. А вдруг это повторится? Вдруг Снегг опять поймаете в библиотеке? Гермиона вздохнула и решила что придется отказаться от занятий там в одиночестве и в вечернее время.
«И ведь не расскажешь никому,- с тоской подумала Грейнджер.- Дамблдор ему полностью доверяет, а Макгонагл решит что это «она его не правильно поняла».
Ага, неправильно. Когда профессор заловил ее у стеллажей с ядами, она почувствовала себя бандерлогом перед Каа. От одного тихого шепота прямо над левым ухом: «Кого собираетесь отравить, мисс Грейнджер?» по позвоночнику пробрал мороз, а когда она обернулась, собираясь вежливо ответить, что профессор сам, собственной персоной, сегодня задал ей эссе на 50 дюймов, Зельевар качнулся вперед ,положив руки на стеллаж справа и слева от ее плеч, отрезав ей пути к отступлению.
Гермиона ничего не сказала, кажется, она просто забыла, как дышать. Волнами накатывал ужас, а профессор медленно наклонялся к ее лицу, и тут она увидела ошеломленные светло-серые глаза под белобрысой челкой.
-Помоги!«- мысленно взмолилась Гермиона, понимая, что это бесполезно, слизеринский принц никогда не поможет грязнокровке.
Но Малфой вдруг заговорил, обратившись к профессору, тот отвлекся и Грейнджер спешно бежала, не чуя ног от счастья.
На ужин она не пошла. Просто боялась, что при виде профессора ей откажет ноги, и она постыдно рухнет в обморок. Но утром предстоял сдвоенный урок зельеварения и деваться было некуда.
Одевшись как можно скромнее и неприметнее, Гермиона пошла на урок, стараясь ни на шаг не отставать от Гарри и Рона, весело болтавших о квиддиче всю дорогу до подземелий.
Подойдя к двери, Грейнджер прижала к груди книги как щит, вдохнула и собралась зайти в класс, когда ощутила на себе внимательный взгляд. Покосившись на стайку слизеринцев, она увидела внимательные серые глаза. Они как будто спрашивали: -Ты как? Она едва качнула головой: - В ужасе. –Я рядом,- пришел ответ.
Конечно, это могло быть лишь плодом ее воображения, и возможно Малфой просто в задумчивости взирал в пространство, но Гермионе стало легче, настолько, что она смогла без трепета открыть дверь и дойти до своего стола в кабинете профессора зельеварения.
Драко внимательно наблюдал за Снеггом в течение всего урока. Ничего. Ему даже пришло в голову, а не разыгралось ли вчера у него воображение. Может он что-то не так понял и профессор просто доставал какую-то книгу в отделе редких ядов, а Грейнджер случайно попалась ему под руку? Он уже почти убедил себя в этом, когда заметил как легким взмахом руки Зельевар добавил что-то в котел Грейнджер, когда она отвернулась чтобы помочь Долгопупсу. «О себе бы лучше побеспокоилась!»- с досадой подумал Малфой.
В этот момент зелье Грейнджер резко вскипело, перелилось через край и прожгло дыру в покрытии пола. Гриффиндорка смотрела на котел в немом ужасе. Снегг - на нее с явным удовольствием и скрытым удовлетворением.
Малфой тяжело вздохнул, взял корень асфоделя и зашвырнул в свой котел. Тот взорвался, облив его и соседей по столу. Снегг с перекошенным от ярости лицом обернулся к нему. Малфой встретил взгляд черных глаз как можно спокойнее, хотя внутри все мелко тряслось. Но оставлять Грейнджер наедине с профессором было нельзя. А зельевар именно этого и добивался, оставив гриффиндорку прибираться в классе после урока. Теперь ему придется оставить и Малфоя тоже.
Как бы плохо ни было Драко под многообещающим мрачным взглядом Снегга, его очень поддерживало то, что Грейнджер смотрела на него с немой благодарностью. С такой поддержкой можно было выдержать что угодно.
Угу. Как же - «еще и не такое». Снегг оставил их на отработку, и пока Грейнджер тряпкой собирала свое ядовитое варево, профессор, прихватив Малфоя за грудки, уволок его в кладовую.
-Ты что творишь?- голос зельевара походил на шипение змеи.
-А Вы?! - Драко смотрел прямо и как мог холодно, в точности копируя Малфой - старшего. Снегг выдохнул сквозь зубы: -Сейчас ты выйдешь отсюда и пойдешь на ужин, ясно?
-Нет.- Малфой сжал губы, очень хотелось ответить «Да».- Я пойду только с Грейнджер.
-Какое тебе дело до грязнокровки? - Снегг смерил его презрительным взглядом.
-А вам?- Малфою было страшно, казалось, профессор сдерживается из последних сил.
«Скорее уже, Грейнджер,- мысленно взмолился слизеринец, - заканчивай со своей уборкой и канаем отсюда».
«Уже», - пришел ответ.
В глазах Снегга что-то промелькнуло, и тут открылась дверь кладовой. В проеме стояла Грейнджер, на щеках ярко горели пятна румянца:
-Сэр, всё чисто, мы можем идти?- спросила гриффиндорка, особо упирая на «мы».
-Идите,- резко взмахнул рукой Снегг. При этом пристально посмотрел Гермионе в глаза, и она прочла в них обещание:
-До встречи в библиотеке.
«Ну уж нет, профессор,- подумала Гермиона, поворачивая к выходу.- Не дождетесь».
«Куда ты от меня денешься», - пришел ответ.
Грейнджер стало плохо. Малфой ухватил ее за локоть одной рукой, другой прихватил их сумки и вывел ее из подземелий.
-Спасибо, Малфой,- едва слышно успела прошептать Гермиона, когда к ним с озверевшими лицами подлетели Гарри и Рон.
-Что ты с ней сделал? - заорал Уизли.
Малфой поморщился:- Завянь, рыжий. Ваша мисс бурундук просто надышалась ядовитых испарений. Так что советую минимум неделю не спускать с нее глаз, и никуда не отпускать ее одну. Ясно?- Он обвел их светлым взором, задержал взгляд на Грейнджер, отдал Поттеру сумку, развернулся и ушел. Гермиона в изнеможении прислонилась к стене и закрыла глаза. Друзья тут же переключились на нее:
-Геми, ты и правда бледная. (Гарри)
-Тебе поесть надо. (Рон)
Грейнджер представила как она будет обедать под пристальным взглядом декана Слизерина и решила что лучше перейдет на печенье и воду, чем появится в большом зале еще хотя бы раз. На ужин она тоже не пошла.
Снегг прождал в библиотеке до полуночи, не веря, что Грейнджер смогла преодолеть искушение и не явилась за своими любимыми книгами.
В гостиной Слизерина, отделавшись от Паркинсон, Малфой - младший размышлял над проблемой. Ее нужно было как-то решать, но он видел лишь один выход и при мысли о нем ему становилось и жарко, и холодно одновременно.
На завтрак Гермиона не пошла, благо Добби согласился приносить все, что ей может понадобиться, с кухни прямо в гостиную гриффиндора.
Занималась она теперь здесь же, попросив разрешения мадам Пинс брать книги с помощью Акцио. Ирма Пинс не возражала, Грейнджер была образцовой студенткой. Кроме того, мадам на уровне интуиции чувствовала в ней родственную душу - любителя книг.
Так что, в общем, Гермиона устроилась совсем неплохо. Пугали только уроки зельеварения. Она же не знала, сможет и, главное, пожелает ли Малфой защищать ее и дальше, или - одумается и не будет портить отношения с крестным.
Итак, Грейнджер ходила на уроки под конвоем Гарри и Рона, занималась под присмотром Малфоя, не появлялась в большом зале и библиотеке и чувствовала себя почти в безопасности. Но…
Всегда есть какое-нибудь «но». В конце-концов Снегг 20 лет был шпионом Волан-де-Морта и неплохо разбирался в характерах людей.
Он отлично понимал, что подловить Грейнджер можно на чувстве сострадания и заботы, и когда к Гермионе прибежал взволнованный Колин Квири и сообщил, что Невилл Долгопупс в подземельях истекает кровью, а он никак не может найти мадам Помфри, Грейнджер рванула на помощь, даже не задумавшись, а почему Колин бежал через весь замок, а не обратился к первому попавшемуся преподавателю?
Невила она нашла действительно в коридоре подземелий. Вокруг никого не было. Она подлечила его раны, но ей не нравилась его бледность. Грейнджер затащила его в первый попавшийся класс, устроила его голову у себя на коленях и, уговаривая его открыть глаза, принялась вспоминать оживляющее заклинание.
Тут Невил открыл черные, совершенно не свои мрачные глаза и улыбнулся. Гермиона едва не закричала. Она попыталась встать, столкнув его голову со своих колен, но он не дал ей сделать этого, ухватив на руки. Миг, и на коленях Грейнджер лежал Снегг.
-Попалась! - прозвучал довольный голос.
-Малфой!- ни о чем не думая, истерически заорала Грейнджер.
Глаза Снегга потемнели. Он тоже услышал ментальный вопль, но даже не успел встать.
Через 15 секунд дверь класса отлетела в сторону, едва не снесенная с петель. В проеме, босиком, взъерошенный, и с палочкой в руке возник Драко.
Гермиона вдруг успокоилась, смогла встать, выдернуть свои ладони из пальцев Снегга, дойти до Драко и зайти ему за спину. Всё. Она в безопасности.
Мужчины, тяжело дыша, смотрели друг на друга. И тут Малфои заговорил:
-Еще раз прикоснешься, или просто посмотришь - убью.
Снегг задрал бровь:- На каком основании?
Малфой сжал губы, будто боролся сам с собой: - Я на ней женюсь!
Гермиона за спиной Малфоя ахнула и прижала ладонь к губам, чтобы заглушить звук.
В глазах Снегга на мгновение мелькнуло удивление, смешанное с уважением. Потом он закинул руки за голову, удобно устроился на полу, скрестил ноги и сказал, кривя губы в ядовитой ухмылке:
-Если твои родители просто услышат о твоих планах на грязнокровку, они отрекутся от тебя. Так же как и весь факультет Слизерина, поэтому,- Снегг говорил лениво, растягивая слова,- ты сейчас повернешься и выйдешь отсюда, оставив мисс заучку мне. И я ничего не скажу Малфою - старшему.
Драко судорожно вздохнул, прикрыл глаза, палочка в его руке едва заметно дрожала. Гермиона из-за плеча Малфоя увидела огонек торжества, зажегшийся в глаза Снегга. Ей показалось, что она умирает, и тут Драко заговорил:
-Я не убью тебя на месте только потому, что ты мой крестный. Но видит Бог, мне не жалко было бы даже отсидеть за тебя в Азкабане.
Снегг перестал ухмыляться и теперь просто хмуро смотрел на слизеринца, не пытаясь встать и даже не рискуя двигать рукой.
Малфой продолжил:
-Я женюсь на Грейнджер даже при угрозе лишения наследства.- Он усмехнулся.- Тем более я переживу ненависть моих однокурсников.
-Зачем?- Снегг спрашивал с мрачной заинтересованностью.- Понимаю если бы ты хотел с ней поразвлечься, она миленькая и совершенно невинная, что абсолютно ясно.- Снегг облизнул губы. Грейнджер перекосило. Плечи Малфоя едва заметно задрожали.
-Тебе не понять.
-А, решил поиграть в героя? - Снегг ухмыльнулся.- Стать вторым Гарри Поттером - спасителем грязнокровок?
-Заткнись!- Малфой шагнул вперед и ударил зельевара под ребра ногой.
Тот задохнулся, повернулся на бок, обхватив руками печень и закудахтал, захлебываясь:
-Я могу перестать произносить это слово. Но это ничего не изменит. Она останется грязнокровкой. От тебя отвернутся родители. Но,- и он захохотал злобно,- в Поттера ты не превратишься. Тебя не будут любить как его. Тебя не за что любить.
Слова достигли цели. Плечи Малфоя поникли. Вдруг на его спину легла теплая ладонь, а ясный громкий голос произнес:
-Не правда! Он добрый, самоотверженный, заботливый, сострадательный. Его очень легко любить.
Гермиона вышла из-за спины Малфоя, взяла Драко за руку, и, сжав его ладонь, добавила: -Только вам - не понять.
Малфой улыбнулся, неуверенно глядя на Грейнджер. Она улыбнулась в ответ, а потом качнулась к нему и легко поцеловала в сомкнутые губы.
-О, пошли розовые сопли,- с отвращением проговори Снегг и встал.
Малфой, не опуская палочку, смотрел на него.
-Расслабься, Драко, делай что хочешь, нужна мне твоя мисс. Других мало, что-ли? Школа большая,- проворчал зельевар, направляясь к выходу. У двери остановился, повернулся, посмотрел на Малфоя и сказал:
-Но чти. Если ты передумаешь и не женишься - не вмешивайся больше. Это уже будет не твое, а мое дело, ясно?- И хищно посмотрев на Грейнджер, Снегг вышел.
Гермиона, захлебываясь, вдохнула. Малфой притянул ее к себе и обнял, уткнувшись носом в висок.- Все будет хорошо. Я рядом, - шептал он и гладил ее по спине.- Пошли.
-Куда?
-К Дамблдору.
-И что мы ему скажем? Он нам не поверит. Снегг шпионит для него столько лет.
-Мы не будем ничего рассказывать. Мы попросим нас поженить.
-Драко,- Грейнджер остановилась.- Так неправильно.
Малфой утомленно взглянул на нее:
-А что правильно? Позволить Снеггу подловить тебя в темном коридоре? Пошли.
-Нет,- Гермиона попуталась вытащить свою ладонь из крепкой руки Драко.- Так не должно быть. Жениться надо только если любишь человека, если не можешь без него жить.
Малфой вопросительно взглянул на Грейнджер:
-Ну так мне казалось, кто-то в том классе сказал, что меня очень легко любить?
-Да,- Гермиона потупилась, - но ты…
-Что я?- Малфой притянул Грейнджер к себе за руку, а второй ладонью поднял подбородок и заставил посмотреть себе в глаза.- Ты думаешь, что я к тебе равнодушен и делаю все это из сострадания?
-Гермиона, зажмурившись, кивнула.
-Заруби себе на носу, Грейнджер,- твердым тоном отрезал Драко,- Малфои не склонны к состраданию. Если я помогал тебе, то только потому что,- он запнулся,- испытываю к тебе чувства.
Гермиона смотрела на него очень внимательно, завороженная его словами.
Малфой вздохнул, обнял гриффиндорку с сжал изо всех сил в объятиях.- Если бы я тебя не любил, как бы я слышал, о чем ты думаешь? Дрочка вы, ваше сиятельство,- сказал Драко Малфой и поцеловал Гермиону Грейнджер. А она обняла его за шею и ответила.
А Снегг стоял за поворотом коридора и вычеркивал Малфоя и Грейнджер из списка. «Ну и дурацкое задание дал мне Дамблдор,- сердито думал профессор,- уж кем я только ни был - и преподавателем, и Пожирателем смерти, и зельеваром, и шпионом, но купидоном -никогда!»
«Старый сводник!»- подумал он, подняв глаза к потолку.
«Летучая мышь!- пришел немедленный ответ.- И ты поаккуратнее со студентами, чуть Грейнджер до истощения не довел».
«А не твое дело, как умею, так и работаю. Все-таки я шпион и привык идти к цели максимально эффективным и коротким путем».
«Да, это ты сильно… Заставить Малфоя не только признаться себе, что он влюблен в Грейнджер, но и довести дело до свадьбы за неделю… Ты крут, Северус. Горжусь. Кто там следующие в списке?»
Снегг поморщился: «Долгопупс и Лавгуд».
«Что будешь делать?»
«Думаю, все просто. Взорву котел Долгопупса и напущу на него мозгошмыгов. Пусть Лавгуд его лечит».
«Интересный ход,- раздалось задумчиво. - Мне бы твою фантазию и я был бы властителем мира».
«Не прибедняйтесь,- отмахнулся Снегг,- возможности у вас были. Вам просто нравится быть директором Хогвартса и, - мстительно добавил он,- заниматься сводничеством!»
В ответ раздался веселый хмык.


Пожалуйста ,если берете себе-указывайте автора и кидайте ссылку на оригинал. Спасибо : )

@темы: фанфики по Гарри Поттеру, авторские фанфики

15:08 

ГГ/ДМ "Подготовка к Рождественскому балу". Фанфик по ГП.

Гермиона сидела, сжав ладонями виски. На нее волнами накатывала паника, нужно было так много успеть сделать и в такие сжатые сроки: Снегг требует подготовить восемь свитков по основным направлениям развития современного зельеварения, Дамблдор поручил ей подготовку к ежегодному рождественскому балу, постоянно заглядывает Хагрид с вопросами о своих новых милых и безобидных приобретениях.
-О! - Гермиона резко потерла ладонями лицо.
-Что, Грейнджер, мозги жмут?- на нее ухмыляясь, смотрел Малфой.
Гермиона уставилась в ответ, пытаясь придумать как бы уязвить Малфоя, чтоб он заткнулся и отстал от нее, но ничего в голову не приходило, тогда она зашипела как рассерженная кошка и отвернулась.
-Плохо дело,- спокойно заметил слизеринец.- Если у гриффиндорской всезнайки не осталось слов для ответа, значит завтра выпадет снег. Или, наоборот, шарахнет жара +30. Ты что предпочитаешь, а ,Грейнджер?- Малфой не отходил от стола и разглядывал Гермиону сверху вниз.
-Малфой, иди куда шел,- раздраженно отозвалась Гермиона.
-Малфой вздохнул, отодвинул стул и уселся напротив. Грейнджер разглядывала его с изумлением.
-К тебе я шел,- пояснил Малфой,- так что не фыркай. Ты сама разрешила мне присесть.
-Когда это?- изумилась Грейнджер.
-Только что, когда сказала 2Иди куда шел».- Малфоя явно веселило растерянное выражение лица Гермионы.
-Расслабься, Грейнджер, я по делу.- Малфой поизучал недоверчиво вздернутые брови гриффиндорки и добавил:- Меня послал Дамблдор.
Гермиона не особенно поверила словам хорька. Но и врать ему вроде бы было незачем. Но чтобы Дамблдор отправил Малфоя к ней с каким-то поручением, это было… это было из разряда фантастики. Хотя, не ведьме удивляться всему необыкновенному.
-Итак, Малфой,- Гермиона подобралась и села прямо.- Что ты должен мне передать?
-Не передать,- поправил Малфой,- помочь.
-Что?!- Гермиона чуть не упала со стула.- Ты - помочь мне?
-Что-то в этом роде.- Малфой сцепил руки в замок и уставился на переплетенные пальцы.- Я должен помочь тебе в организации рождественского бала.
-Тссс,- Гермиона медленно выдохнула, с шипением выпустив из себя воздух.- Какого Мерлина! О чем Дамблдор вообще думал?! На кой ты мне сдался?
-Грейнджер, прекрати истерику.- Малфой смотрел уже не иронично, а серьезно и раздраженно.- Естественно тебе нужна моя помощь.
И, прежде чем Гермиона успела возразить, он продолжил:
-Что ты знаешь об организации мероприятий такого масштаба?
И до того, как Гермиона скажет хоть слово .Малфой начал перечислять:
-Оформление зала-раз. Обеспечение музыкального сопровождения - два. Официанты - три. Организация обеда - четыре. И заметь,- добавил он, увидев, что она собирается возразить,- это тебе не домашняя вечеринка на 15 гостей. Здесь ты должна обеспечить приятное времяпрепровождение для тысячи учеников. И учесть малейшие нюансы.
Гермиона с ужасом смотрела на Малфоя. Она, конечно, понимала, что организация такого мероприятия дело ответственное, но до того как Малфой начал говорить, даже не подозревала насколько это сложно - организовать такой вечер.
Малфой вздохнул: -Расслабься, Грейнджер, все будет хорошо. И не смотри на меня с таким ужасом. Я ничего страшного не сказал.
-Но как мы все это подготовим?! - Гермиона прижала ладони к щекам.- Я не смогу. Я не справлюсь. Я подведу Дамблдора.
-Грейнджер, выдыхай.- Малфой взял гриффиндорку за руку.- Для этого у тебя есть я. Мы все решим.
Гермиона смотрела на Малфоя, и не могла понять что происходит. «Мир сошел с ума? Драко Малфой собирается помогать ненавистной зазнайке, и только что произнес слова: «У тебя есть я»?» Гермиона сглотнула.
-Малфой, что с тобой?- шепотом спросила она слизеринца.
-А что со мной?- Малфой мягко улыбнулся и закусил губу.
-Ты взял за руку грязнокровку, а сейчас обещаешь свою помощь гриффиндорской заучке,- конспиративным шепотом ответила Грейнджер.
Малфой тяжело вздохнул:
-Как же с тобой трудно, Грейнджер. Пикируешься с тобой – ты обижаешься. Не замечаешь-фыркаешь. Предлагаешь помощь - начинаешь подозревать в злом умысле.- Слизеринец наклонился через стол и впился взглядом в смутившуюся гриффиндорку.- Как мне себя с тобой вести?
Гермиона почувствовала что ее затягивает его взгляд, как омут. Она откинулась на спинку стула и выдернула свои ладони из его сильных пальцев. «И когда он успел взять меня за руки? Я даже не заметила»- смятенно подумала Грейнджер.
Малфой насмешливо фыркнул.- понял, возвращаемся к привычной модели поведения. Зазнайка, ты платье – то себе подготовила? А то придется потом из занавесок шить, все приличное разберут. Хотя,- Малфой окинул Гермиону взглядом,- тебя как ни наряжай, всё одно…
Гриффиндорка так резко вскочила, что стул позади нее с грохотом рухнул на пол. Мадам Пинс вскинула голову и раздраженно зашипела, что здесь библиотека, а не овощной магазин. Хотите выяснять отношения - идите не улицу.
-А это идея.- Малфой встал, быстро поднял опрокинутый стул, схватил Грейнджер за руку и потащил из библиотеки.- Спасибо мадам Пинс за отличный совет.
Всё так же, волоча за собой Грейнджер как законную добычу, Малфой спустился по главной лестнице и через парадные двери повел Гермиону в сторону Черного озера. «Утопить он меня решил, что ли?»- мелькнуло у Гермионы.
-Малфой, стой!- Грейнджер уже задыхалась от быстрого бега. Но вырвать свою руку из его цепкой ладони не могла - слишком крепко он ее держал, ведя за собой.
Слизеринец огляделся, они уже дошли до берега озера, здесь часто уединялись парочки, чтобы пообщаться без проблем. Почти у воды, под старым дубом стояла деревянная скамья, а чуть дальше лежал ствол поваленного дерева.
-Тут подойдет.- Малфой обернулся и выпустил руку Грейнджер, но лишь затем, чтобы подтолкнуть ее к скамье.- Сядь, пожалуйста.
Только что Гермиона собиралась сбежать, предварительно заколдовав хорька каким-нибудь особо противным обезображивающим заклятием. Но это его «пожалуйста» заставило ее молча устроиться на скамье. Она уставилась на Малфоя в ожидании, а тот, растерянно потирая подбородок, начал ходить туда-сюда.
-Грейнджер, я не хотел тебя обидеть.- Он остановился и присел на корточки у ее ног.- Вообще- то я так хитро сделал тебе комплемент. В смысле, во что ни наряди, ты будешь прекрасна.
Глаза у Гермиону расширились.- Я буду что?
-Прекрасна ты будешь,- раздраженно отозвался Малфой. Таким тоном говорить: «у вас язва открылась», но уж точно не комплементы делать.
Малфой поднялся и сел слева от Гермионы.- А про платье я сказал, потому что мне хочется, чтобы ты на балу была самой красивой.
-Зачем тебе это?- Гермиону не оставляло ощущение нереальности происходящего. У нее просто не укладывалось в голове, что они сидят и разговаривают с Малфоем нормальными голосами, а не орут и не обзывают друг друга мерзкими словами.
-Я бы хотел, чтобы ты пошла на бал - со мной.- Малфой взял Грейнджер за руку.- Я очень старался, чтобы ты обратила на меня внимание. Но, видимо, выбрал неверную тактику.
Гермиона подняла брови - обзывать «грязнокровкой» - это называется «неверная тактика»?
«Хотя,- философски задумалась она,- Снегг тоже однажды обозвал Лили этим словом, а сам вот уже 20 лет хранит ей верность».
Гермиона почти поверила, но решила все-таки уточнить:
-Малфой, это такая изощренная шутка, да? Здесь понатыканы микрофоны и ты записываешь беседу? Или под ближайшей елкой спрятались Кребб с Гойлом и сейчас вылезут и примутся издеваться?
-Нет,- Малфой крепче сжал ее ладони.- Грейнджер, ты мне нравишься, но политика факультета Слизерин не предполагает никаких чувств к гриффиндорцам. Мне это надоело. Я хочу все изменить. Бал нам в этом поможет. Я все организую, а ты пойдешь на бал в качестве моей девушки. И,- он упрямо сжал губы,- мы будем танцевать весь вечер вместе, пусть все видят.
Он вздохнул и добавил:
-И если после этого я переживу ночь, то возможно, отношения между факультетами навсегда изменятся.
Что значит «переживешь ночь»?- Гермиона вдруг поняла, что и сама крепко сжимает его ладони -своими.
Малфой усмехнулся:
-Во-первых, моему отцу все будет доложено в течение 10 минут после открытия бала; во-вторых- жаждущие крови однокурсники будут ожидать меня в гостиной Слизерина, конечно ,если я туда дойду, потому что- в-третьих- в темной коридоре меня наверняка будет поджидать Поттер со своим верным оруженосцем, чтобы отомстить за твою поруганную честь.
Гермиона выдернула ладони из пальцем Малфоя и потерла лицо.- Драко, ты что выдумал? Решил так оригинально покончить самоубийством? От твоих слов озноб пробирает.- Гермиона обхватила себя руками.
Малфой встал, снял мантию и укутал в нее Грейнджер, как маленькую.- Озноб тебя пробирает потому-то холодно от воды, а ты как всегда толком не одета.
-Я же не собиралась вести душеспасительные беседы у озера! -фыркнула Гермиона.
-Не перебивай.- Малфой поднял руку, останавливая Грейнджер.- Я не закончил. Видимо я недостаточно ясно формулирую свои мысли, или ты не такая умная, как я думал.
Гермиона опять его перебила:
- Ты считаешь что я умная?
Малфой скривил губы: -уже не уверен. Ей тут в любви признаются, а она на ерунду отвлекается.
-Ой.- Грейнджер закусила губу, села прямо и сложила руки на коленях. Точь- в- точь первокурсница перед суровым профессором. Малфой усмехнулся и продолжил:
-Грейнджер, ты мне нравишься. Я в тебя влюбился на третьем курсе. Да,- подтвердил он, увидев ее брови, приподнятые в немом вопросе,- именно после той пощечины. И я надеюсь, что я тебе тоже не вполне безразличен.
Брови Грейнджер опять поползли вверх. Малфой все поняв, покаянно заметил:
-Ну я знаю что вел себя мягко говоря глупо, но как я мог заставить тебя обратить на меня внимание, если не мог открыто проявлять симпатию?
Гермиона обдумала ситуацию. В принципе он был прав. Как слизеринец он не мог открыто симпатизировать гриффиндорке, но она бы и не заметила его, если бы он постоянно не попадался на глаза ей и Поттеру и не говорил бы гадости. Она должна была признать, что стратегия поведения была выбрана верно - для тех условий, в которых происходила реализация задачи.
Грейнджер поморщилась: «Фу, уже техническими терминами чувства пытаюсь описать, гадость какая».
И вдруг до нее дошло, что Драко Малфой ей только что в любви признался. Весьма своеобразно, надо признать, но по сути верно. Она покраснела.
Малфой улыбнулся. –Дошло? Я уж и не надеялся. Так что,- он опять ухватил ее за ладонь и развернул лицом к себе,- ты пойдешь со мной на бал?
-Да,- Гермиона прикусила губу.- Но Гарри меня убьет.
-Не убьет, я не позволю.- Малфой широко улыбнулся и встал, потянув ее за руку.- Пошли.
-Куда?
-В Хогсмит. Надо успеть на поезд до Лондона.
-Но зачем?
Малфой закатил глаза: -Я же говорил - платье!
-Я думала это шутка. Не надо в Лондон.- Гермиона неловко поежилась.- В Хогсмите есть тоже неплохие наряды.
-Слово «неплохие» не подходит к нарядам будущей миссис Малфой.
Драко тащил Гермиону в сторону Хогсмита на приличной крейсерской скорости. Гермиона запнулась и встала:
-Что ты сказал?
-А что я сказал?- Малфой остановился , поглядывая на часы и нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу, как арабский тонконогий конь.
Гермиона сглотнула и едав слышно уточнила:
-Про миссис, гипотетическую ,Малфой?
Драко смотрел на нее как на маленькую:
-И что непонятного? Так, знаешь ли, бывает. Люди знакомятся, общаются, потом начинают встречаться, а затем женятся. Это закономерно - отношения переходят с уровня на уровень.
-Но мы же…- Гермиона хотела казать, что они и не знакомы-то толком, и уж точно не встречаются. Но Малфой раздраженно перебил ее:
-Грейнджер, отключи мозги уже! Ты слишком много думаешь. Расслабься. Мы знакомы 7 лет. И, заметь, много общались.
Гермиона скептически подняла брови. А Малфой невозмутимо продолжил, опять ускоряясь и таща ее за собой по тропинке к деревне:
-Ты согласилась стать моей девушкой.
-Когда это?
-Сегодня,- терпеливо, но с видом мученика ответил Малфой.- Так что у тебя еще уйма времени до рождественского бала. Ты привыкнешь. Я, знаешь ли, могу быть очень милым, когда захочу.
-А почему «до рождественского бала»? К чему такой срок?
-Потому,- спокойно ответил Малфой,- что после бала нам останется только пожениться. Конечно, если останусь жив,- жалобно добавил он.
-Да зачем жениться то?
-Чтобы закрепить эффект!
-Какой?
-Дружбы между факультетами.
Гермиона остановилась так резко, что Малфой едва не упал, но руки ее не выпустил.
- Ну что еще?
-Так это только ради дружбы факультетов?- Голос Гермионы накалился и звенел как сталь.- В этом заключается задание Дамблдора?
-Ой, Грейнджер, какая ты глупая,- Малфой подошел и обнял Гермиону, а та зарыдала, уткнувшись ему носом в плечо.
-Я тебя люблю, я хочу пойти с тобой на бал и сделать предложение под бой курантов. Причем здесь, вообще, Хогвартс? Учись мы в какой-нибудь другой школе, все было бы абсолютно так же!- Малфой за подбородок осторожно поднял личико Гермионы и поцеловал под один глаз, а затем под другой.- Ты даже глаза не красишь. Здорово. Можно целоваться не превращаясь в вампира с черными губами.
Гермиона сквозь слезы рассмеялась:
-Малфой так ведь не бывает.- Она тоскливо вздохнула.- Никто так не влюбляется. И не женится через 2 недели, особенно, если до этого люди терпеть друг друга не могли.
Драко покачал головой: -Только так и бывает. Мои родители постоянно цапались в школе. Отец даже подсыпал маме какие-то лишние ингредиенты в зелья, а потом вызвался помочь ей в уборке класса. А она на него фыркнула. А потом он попал в больницу, когда на уроке ухода за магическими существами на маму бросился грифон, а отец е оттолкнул и подставится сам. В больнице он провел 2 недели. И она его навещала. А когда вышел - они сыграли свадьбу. Так что это совершенно нормально - пожениться через 2 недели. - Вот так, под рассказ Малфоя, они добрались до станции. Поезд пришел через 10 минут. А спустя еще 4 часа они уже были в Лондоне.
Платье они нашли. С музыкантами и оформителями Малфой договорился.
Вряд ли когда-то еще Хогвартс был украшен настолько строго и элегантно. Студенты робели. Но лишь до начала выступления группы музыкантов. Прибыли «Ведуньи» и буквально через полчаса зал сотрясался от грохота выступлений.
Малфой не отходил от Гермионы весь вечер. Гарри порывался набить ему морду. Но Грейнджер не позволила. Она отвела Поттера в сторону и то-то ему прошептала, после чего белый как снег гриффиндорец удалился, держась за стенку.
-Что ты ему сказал?- Малфой с интересом провожал взглядом Поттера.
-Что люблю тебя и собираюсь провести с тобой жизнь, если ты решишься предложить мне такой вариант.- Гермиона отвечала спокойно и буднично, вальсируя со слизеринцем.
Малфой споткнулся и сбился с ритма. Снегг, наблюдавший за крестником из-за колонны, нахмурился.
-Гермиона, ты правда…- Малфой не решился договорить.
-Да!- Гриффиндора смотрела уверенно и бесстрашно. Драко улыбнулся широко и открыто. Гермиона подумала, а видела ли она хоть раз, чтобы Малфой так улыбался?
-Мисс Грейнджер,- Малфой притянул Гермиону к себе, они стояли в центре зала, среди танцующих пар,- вы выйдете за меня замуж?
-Да, мистер Малфой.- Гермиона встала на цыпочки и поцеловала Драко.
По залу прошел рокот. Но - все обошлось. Люциус заявил, что сыну виднее и жениться надо по любви. Гарри не тронул Малфоя и пальцем, только больным взглядом следил - счастлива ли Гермиона. Слизеринцы не расправились со своим принцем. Напротив, уже через 2 месяца в Хогвартсе готовили не одну, а четыре свадьбы, где жених был с факультета Слизерин, а невеста- с Гриффиндора. Дамблдор довольно потирал руки. Старый сводник.

Пожалуйста, если берете себе-указывайте автора и кидайте ссылку на оригинал. Спасибо : )

@темы: фанфики по Гарри Поттеру, авторские фанфики

15:06 

ГГ/ГП "Неожиданные сочетания". Фанфик по ГП.

-Гарри, ты не прав, ты абсолютно не прав, ты относишься предвзято к профессору Снеггу и даже не пытаешься увидеть, как много хорошего он делает для тебя,- кричала Гермиона, стоя посреди палатки и глядя в потемневшие зеленые глаза своего друга.
-Гермиона, я не хочу больше об этом говорить. Этот гад сказал что мой отец-сволочь, он называет меня самовлюбленным, и пальцем не шевельнул чтобы помочь Сириусу, когда того в отделе тайн схватил Волан-де-Морт, неужели после всего этого ты думаешь, что я буду обсуждать достоинства профессора с тобой?- Гарри говорил не громко, но в голосе его звучали стальные нотки. Он сел на кровать и потер рукой лоб.
Гермиона, почему мы ругаемся? - он огорченно смотрел на гриффиндорку снизу вверх. Грейнджер вдруг осознала - какая это глупость - чуть не ссориться со своим другом из-за нелюбимого декана Слизерина. Но она была девушкой справедливой и отлично видела то, чего не замечали ее друзья - что профессор по факту реально заботится о Гарри, пусть и в очень своеобразной манере, он неоднократно прибывал в последнюю минуту и разрешал безнадежную, казалось бы, ситуацию. Да, при этом он оставался въедливым, саркастичным и желчным зельеваром, не упускающим возможности унизить Поттера, но обращать внимание на такие мелочи было просто глупо, они не давали картины в целом.
Гермионе хотелось разобраться, а Гарри делать этого совершенно не хотел. Но им необходимо было чем-то занять себя. Рон ушел. Неизвестность сводила с ума, как и отсутствие книг. Гермионе нужна была информация для исследования. На худой случай годился и профессор Снегг, не хуже чем анализировать причины гоблинских войн.
Гермиона присела за стол и начала вспоминать. Гарри посидел, посмотрел на нее, потом улегся, уставившись в полог палатки и обреченно произнес:- Ну давай попробуем, если для тебя это так важно.
Гермиона улыбнулась, Гарри распахнул объятия, она подошла и устроилась с ним рядом. Притянув ее к себе и щекоча дыханием висок, Гарри заговорил:
-На первом курсе Снегг с самого начала задавал мне неподъемные вопросы о том, что будет если смешать измельченный корень асфоделя с настойкой полыни.
Гермиона вдруг повернула к нему голову так резко, что чуть не ударила затылком по носу:
-Гарри, ты точно уверен, что он говорил об асфоделе и полыни?
-Да, а почему ты спрашиваешь? - Поттер крепче обнял Гермиону, будто желая избавиться от горького воспоминания об унижении.
-Мы же изучали язык цветов, Гарри!
Тот непонимающе уставился на Гермиону. Она в нетерпении попыталась сесть, чтобы прочитать лекцию, но он ей не дал. Что бы там ни говорил профессор Снегг, а выпускать Гермиону из своих объятий он не собирался.
Грейнджер смирилась, опять откинулась на грудь Гарри и проговорила ровным голосом, глядя вверх:
-Асфодель - это цветок забвения, им еще поминают тех, кто ушел. А полынь, это горечь утраты.
Она покосилась на Гарри, поняла, что он не понимает, что она имеет ввиду и продолжила:
-Гарри, он сказал что сожалеет о смерти твоей мамы и скорбит вместе с тобой.
Гарри ничего не сказал, он как будто застыл, только руки его крепче прижали Гермиону к себе.
Она по-тихоньку повернулась в этих окаменевших объятиях, протянула руку и медленно, успокаивающе погладила по щеке, по груди. Он смотрел вверх, глаза странно блестели. Нужно было возвращать его «обратно». Гермиона знала только один способ шоковой терапии. Она закусила губу, но решилась. Потянулась и нежно прижилась своими губами к его - сжатым в горькой усмешке.
Он вздохнул, захлебнувшись губы его ожили, раскрылись и он поцеловал ее в ответ, зарывшись пальцами в волосы.
«Что мы делаем, мы же старые друзья»,- мелькнула и пропала мысль. Думать Гермионе не хотелось. Какая разница. Он опять ожил, задышал, расслабился - это главное.
Она оторвалась от него, повернулась удобнее, устраиваясь рядом, положила локти ему на грудь и принялась разглядывать сверху вниз. Поттер лежал, чуть улыбаясь, и разглядывал ее в ответ своими невозможно-зелеными глазами.
Конечно, следовало встать и уйти, но у нее не было ни сил, ни желания делать то, что «должно».
«Хорошо бы вообще отключить мозги и пожить просто «здесь» и «сейчас», не задумываясь о будущем и о других людях. Хоть бы о Джинни, которая, наверное, заждалась Гарри»,- мелькнула грустная мысль.
Гермиона пальчиками провела по лицу Гарри, обрисовывая его контур, и прошептала:
-Поттер, ты же понимаешь, что ничего не получится.
Тот поднял брови: - Это почему?
-Потому что тебя ждет Джинни.
Гарри усмехнулся: - Может быть и ждет, только не меня.
Когда Гермиона в удивленном вопросе подняла глаза, он продолжил:
-Она меня не знает. Для нее я герой, спасший ее от Тома Реддла, этакий принц на белом коне. А ты,- Гарри слегка приподнял голову, чмокнув Гермиону в подбородок,- знаешь меня настоящего.
Гермиона отвлеклась, вспоминая: бедно одетый мальчик в заклеенных очках, жизнь в чулане, ее письма и посылки с пирогами - попытки подбодрить и подкормить, его обмороки из-за дементоров, боль в шраме - обо всем этом Джинни Уизли не имела ни малейшего понятия.
Да, она поняла, что Гарри имел ввиду. По ее виду Поттер понял что она оценила ситуацию верно и заговорил дальше:
-Я не хочу всю жизнь «быть героем». Я хочу маленький уютный дом и семью, где жена любит и знает меня, где не нужно быть мечтой и идеалом, а можно болеть и хлюпать носом, грызть гамбургер и смотреть телевизор, читать детективы и фентези, а не Кафку и Ницше. Понимаешь?
Гермиона кивнула, кажется, она поняла, о чем он говорит и что ей предлагает. И открывшаяся перспектива заворожила ее.
Она еще размышляла, а Гарри смотрел на нее в ожидании, когда появился Патронус. За мечом они пошли вместе, вернувшийся Рон помог вытащить Гарри. Они даже потом вместе отправились в школу, но Рон уже понимал, что отныне они - пара.
Джинни не расстроилась. Пока Гарри не было, она успела влюбиться в Невила. За этот год он стал совсем взрослым, вел активную диверсионную деятельность и вообще очень изменился. От неуклюжего мальчишки не осталось и следа, и теперь Джинни была уже рада, что в год турнира трех волшебников именно Невил пригласил ее на рождественский бал. А она тогда так переживала, что этого не сделал Гарри. Какая она была дуреха. Сидя теперь в оберегающих объятиях Невила, слушая таких же обнявшихся Гарри и Гермиону, Джинни понимала что не чувствует ни ревности, ни злости, только тревогу за своих друзей.
Рон, кстати, тоже выглядел довольным. Едва они вошли в Выручай-комнату, на него налетела Лаванда Браун с поцелуями и причитаниями, что он теперь тааакой интересный. Так что и Рону досталась девушка. Только Полумна была пока без кавалера. Но и для нее принц нашелся, когда искали диадему Кандиды Когтевран в выручай-комнате. Туда же явился Малфой, но вовсе не с пакостными намерениями, как все изначально подумали, а как раз наоборот, с желанием помочь в борьбе с Волан-де-Мортом. На почве поиска крестражей Лавгуд и Малфой плотно пообщались, да так, что Драко Полумну поцеловал, про себя отметив, что она очень красивая, блондинка как его мать, со стройной фигурой, правда с мозгошмыгами в голове. Но это мелочи-при такой-то внешности. К тому же-чистокровная волшебница и не слизеринка, что редкость по нашим временам. В общем, Малфой решил, что как только уделает Волан-де-Морта, посмевшего применить Круциатус в его обожаемому отцу, так немедленно попросит руки Полумны у мистера Лавгуда. Малфой хищно улыбнулся - вряд ли Ксенофилиус посмеет отказать бывшему Пожирателю смерти и потомку одного из самых старинных кланов.
Полумна не возражала. Вообще, она была девушкой очень умной, но успешно маскировалась под блондинку. Оценив перспективы, она пришла к выводу, что Драко ей вполне подойдет. К тому же им было легко управлять - от ласки, внимания и восхищения он становился абсолютно шелковым, а она была совершенно не против оказывать ему эти маленькие знаки внимания.
Без девушки оставался только профессор Снегг, но у него была его любимая специальность, море ингредиентов и возможность изучать влияние экспериментальных составов на учениках, что делало его вполне счастливым. Так что и без девушки ему было не скучно.
Только достал Волан-де-Морт. На общем совете было решено быстренько разделаться с безносым кретином, что удалось вполне успешно осуществить совместными усилиями отряда Дамблдора и профессора зельеварения. Они его поймали, заткнули ему дырки через которые он дышал вместо носа и влили состав, изготовленный профессором Снеггом. После чего Реддл во всем раскаялся, чистосердечно признался и порывался идти сдаваться на милость дементоров, но его отправили в министерство магии на суд Визенгамота. Теперь он отбывал наказание, сажая цветочки на клумбах вокруг Азкабана.
А Дамблдор стал очень уважительно относиться к профессору Снеггу и никогда у него в гостях ничего не пил. Даже чай. Мало ли чего он туда подмешать может. А признаваться Дамблдору было в чем, ого-го. Одни грехи молодости, проведенной в компании Гриндевальда, чего только стоят. Поэтому в основном в гости приходил Снегг. Ну да, пару раз он таки умудрился незаметно подлить кое-что в чай Дамблдора, отчего тот подобрел, стал более рассеянным и меньше интриговал и хитрил. Но на фоне мирной жизни так было даже лучше.
Снегг подружился с Гермионой и даже стал куратором ее диссертации. Он все так же саркастично задирает бровь и сыплет едкими замечаниями, но Грейнджер это не пугает. Она уже умеет видеть лес за деревьями и понимает что все наезды декана - лишь ради ее блага.
Поттер все так же настороженно относится к восторгам жены по поводу профессора зельеварения, но не мешает ей заниматься любимым делом. И это хорошо. Потому что со всеми своими экспериментами Гермиона откроет принципиально новый препарат в лечении умственных расстройств, ранее считавшихся неизлечимыми. Невил даст согласие, зелье будет испробовано на его родителях, к ним вернется разум. Правда они будут долго отходить от шока, когда обнаружат вместо крошки-сына уже крошку-внука. Точнее – почти двух, потому что к этому моменту у Невила и Джинни будет уже сын и еще один - в проекте в ближайшем будущем.
Полумна заставит Драко подружиться с Гарри, пообещав, что если он это сделает, она подарит ему такую же ляльку, как у Долгопупсов. Малфой генетически мечтающий о наследнике лет с трех - немедленно согласится.
Правда, Гарри слегка очумеет от такой доброжелательной настырности бывшего врага, но рассудив, что хрен редьки не слаще и раз уж Снегг не оказался гадом, то и Малфой вполне может не оказаться хорьком, примет протянутую руку дружбы. Давайте скажем хором: -Наконец-то! И это правда. Кто знает, как бы все повернулось, прими Гарри эту руку 10 лет назад. Может, возрождения Волан-де-Морта не последовало бы. Кто знает. Все сложилось так как сложилось. И - к лучшему.
У Гарри теперь есть небольшой дом в Годриковой впадине, где друзьям всегда рады, а они и не переводятся. У него есть жена, которая беспокоится о нем, и ему очень привычно и спокойно- принимать ее помощь. Дети у них тоже будут, чуть позже, когда Гермиона, наконец, покончит со своими исследованиями. Иногда я думаю, может быть ей все же было бы лучше выйти замуж за профессора зельеварения? Они бы отлично работали вместе, не отвлекаясь на еду и сон.
Но – Гарри нужна была семья, дом и забота, он нуждался во всем этом гораздо больше, чем профессор Снегг, и Гермиона выбрала правильно. Одним «да» убила двух зайцев: дни проводила с профессором и его любимой женщиной-наукой, вечера и выходные-с Гарри, окружая его заботой.
Не думайте что Гарри только пассивно, как первокурсник, принимал ее помощь, нет. Он был вполне так себе прожженным и опытным солдатом к своим 18 годам и вполне видел, какие логические цепочки выстраиваются в голове его любимой жены. Но он любил Гермиону, а пока ее увлечение профессором носило чисто научный характер, ничего не имел против, раз это делало ее счастливой.
Для себя он оставлял другую - домашнюю и заботливую Гермиону. Он знал, что ей, чтобы чувствовать себя нужной, необходимо заботиться о нем. Поэтому регулярно ломал очки, резался ножом, растягивал лодыжки и вообще увечился насколько позволяла фантазия и инстинкт самосохранения.
Полумна поглядывала на него с улыбкой . Она видела все его попутки манипулирования женой и вполне их одобряла. Только иногда ее так и подмывало сказать Гарри, что Гермиона не перестанет его любить, если он будет просто самим собой - вполне успешным и востребованным, вертким и смелым мракоборцем, каким его знает весь остальном магическим мир. Весь мир, кроме его жены. Но Полумна мудро молчит. Не стоит лезть в отношения двоих. Пусть развлекаются как им хочется. Тем более по их виду они вполне счастливы и довольны друг другом.

Пожалуйста ,если берете себе-указывайте автора и кидайте ссылку на оригинал. Спасибо : )

@темы: фанфики по Гарри Поттеру, авторские фанфики

15:03 

ГГ/ГП "Любовь - это" Фанфик по ГП.

«Любовь-это когда трудно, почти невозможно существовать без этого человека».
Гермиона задумалась над прочитанной фразой. Есть ли в ее жизни человек, без которого она не представляет своей жизни? Да, она отчетливо поняла что есть, и при мысли о нем ей стало плохо, потому что он был ее другом. Только другом. И она не могла надеяться на что-то большее.
Она принялась вспоминать…
Вот первая встреча, когда она починила очки забавному мальчику в слишком просторной одежде. Его имя не произвело на нее особого впечатления, все-таки она выросла в мире магглов.
Когда же они стали друзьями? Она задумалась. Наверное, после того, как Гарри и Рон спасли ее от тролля в туалете для девочек. После того как она заступилась за мальчишек перед Макгонагл, взяв всю вину на себя они и стали друзьями. А с того момента как ему пришлось одному отправиться на встречу с Квиррелом, оставив ее заботиться о Роне, она не переставала бояться за него.
Чего только стоил квиддич! Ладно еще - заколдованная метла на первом матче, хорошо тогда Снегг помог, правда она по незнанию испортила его парадную мантию своим «Фламео», но - бедному профессору не привыкать. В последующие годы он неоднократно страдал от рук золотой троицы, и похищение шкуры бумсланга было еще самым безобидным делом шкодливых детишек.
Так вот - квиддич. Мерзкая игра - сплошное смертоубийство на жуткой высоте. Гермионе приходилось ходить на все тренировки, чтобы быть рядом, если случится неприятность. Поэтому она постоянно таскала с собой гору учебников - нужно же было чем-то себя занять на этих бесконечно - длинных зубодробительно - унылых тренировках.
Правда ее присутствие не спасло Гарри, когда Локонс своим неумелым заклинанием удалил кости из его руки. Гермиона в тот момент поняла значение выражения «глаза белые от злости». В тот момент она готова была наслать мышелетучий сглаз на самого профессора.
А потом Гарри едва не разбился, упав с метлы из-за дементоров - на третьем курсе. Какая же все-таки это гадость - квиддич!
Второй курс запомнился плохо. Вероятно все еще сказывались последствия взгляда Василиска. Единственное что помнила Гермиона, это то, что Гарри часто приходил навестить ее, когда она лежала обездвиженная, он приносил цветы, гладил ее по руке и говорил, что ему ее очень не хватает. Гермиона помнила как тогда ей хотелось обнять его и пообещать, что она всегда будет рядом.
Зато третий курс, когда они перемещались во времени, спасали Клювокрыла, бегали от одичавшего профессора Люпина и не побоялись залепить Пертификус Тоталус в многострадального профессора зельеварения, запомнился ей очень хорошо.
Они тогда с Гарри часа четыре просидели в лесу, ожидая, когда можно будет действовать. Заняться было особо нечем, и они разговорились о недостатках внешности. Тут-то и выяснилось что, по мнению Гарри, у Гермионы нет недостатков. Они смущенно помолчали и перевели разговор на безопасную тему Патронусов, но она очень отчетливо запомнила это ощущение переполнявшего грудь счастья от его смущенного: - Ты классная девчонка.
Четвертый курс. Вот его бы она хотела забыть как страшный сон. И вовсе не потому, что тогда сглупила, начав встречаться с Виктором Крамом, чтобы заставить Гарри ревновать. Нет. Её до сих пор холодной волной окатывал ужас, когда она вспоминала его соревнование с драконом. Следы от ногтей, которыми она впивалась в щеки, чтобы не забиться в истерике с криком: «Прекратите немедленно, он же погибнет!» сходили потом недели три. И Гарри кажется тоже что-то понял. Обнимал ее и успокаивал очень нежно и бережно, когда она как утопающая обхватила его за шею.
Пятый курс был ничуть не лучше четвертого. Снегг все так же свирепствовал. Но теперь добавилась еще и Амбридж. Про ужасы в министерстве до сих пор вспоминать не хочется, отдел тайн снится ей в самых страшных кошмарах. Зато было приятно вспомнить организацию отряда Дамблдора. Гермиона улыбнулась - тогда Гарри проявил себя как отличный учитель, из него вышел бы неплохой профессор ЗОТИ. Даже Хогвартс поддерживал их идею, и Выручай-комната появлялась по первому требованию. Возможно, тогда все еще было проще, чем потом - на шестом курсе, когда вернулся Слизнорт и организовал свой клуб «Знаменитых и успешных». Тогда Рон начал встречаться с Лавандой и у Гермионы все хуже получалось изображать огорчение по этому поводу. Когда Гарри приходил, чтобы утешить подругу, она клала ему голову на плечо и ей казалось –это так правильно, чувствовать себя абсолютно счастливой, сидя на ступеньке винтовой лестницы в обнимку со старым другом.
А потом случилась «палатка». И Рон ушел, и они остались одни. А ей даже не хотелось делать вид, что она расстроена. Как раз в тот момент она поняла абсолютно отчетливо, что не представляет своей жизни без Гарри. И когда он сознательно пошел умирать, а она обнимала его, думая, что в последний раз, то решила непременно найти Белатриссу Лестрейндж и подставиться под Авада Кедавру. Как жить без Гарри Поттера она не знала. А он выжил. «Удачно, что не поторопилась с малфоевской теткой»,- потом ехидно думала Грейнджер без сил сидя во дворе полуразрушенного замка.
И тогда ей так хотелось наконец-то сказать Гарри, что она его любит, что она не сможет без него жить - просто не знает как, но – налетела Молли Уизли, утащила Гарри, а к Грейнджер подошла Макгонагл с просьбой остаться в замке и помочь с восстановлением учебного процесса.
И вот теперь Гермиона, наводя порядок в библиотеке, машинально просматривая книги, наткнулась на эту фразу. И ей вдруг стало так тоскливо и горько, что она села, обхватила себя руками и заплакала ,раскачиваясь вперед-назад.
Что толку сожалеть. У Гарри своя жизнь. Готовится свадьба с Джинни, он герой войны, знаменитость ,а она… - в библиотеке. «Хватит!- Грейнджер встряхнулась и вытерла слезы, - не сказала, когда было возможно - теперь молчи». Вырвавшийся вздох больше походил на всхлип.
И когда она услышала за спиной такое знакомое: «Гермиона», с его характерной «р», то не поверила своим ушам. Но даже галлюцинация была бы приятным разнообразием - она так давно его не видела.
Обернулась - посреди зала стоял Гарри Поттер собственной персоной. Он изменился - кажется, еще подрос, волосы теперь были аккуратно подстрижены, на нем была новая и очень элегантная мантия, а круглый очки заменили узкие стекла без оправы. Он выглядел совсем другим - старше, увереннее, но и более усталым и беспокойным.
-Гарри, что случилось,- Гермиона уже неслась к нему на всех порах.
-Гермиона, все в порядке,- Гарри поймал ее в объятия и слегка покружил.- Как я рад тебя видеть!
Он смотрел на нее внимательно-внимательно, будто впитывал все что видел. Она тут же вспомнила что на ней старый свитер и потертые джинсы, а волосы забраны в небрежный пучок.
-Не смотри на меня, Гарри, я плохо выгляжу.
-Ты выглядишь восхитительно, впрочем, как и всегда.- Гари со вздохом выпустил Гермиону из объятий и отступил.
Глаза у него были грустные.
-Гарри, скажи все-таки, что случилось? - Гермиона разволновалась. Не так должен выглядеть герой войны и счастливый почти что молодожен.
Гарри сел за стол у окна, наклонил голову, закрывшись челкой, и разглядывая свои руки, сказал:- Мне очень тебя не хватает, Гермиона.
Гермиона вздохнула, так и хотелось ответить: «Мне тоже», но она понимала - для него это не означает то же самое, что для нее. И она сказала:- Я всегда буду рядом с тобой, Гарри, я же обещала, помнишь?
Он поднял голову, посмотрел на нее, закусил губу и не очень понятно спросил:
-Ты помнишь наш танец в палатке?
Что за вопрос, конечно, Гермиона помнила, это было одно из самых волнующих и романтических воспоминаний, связанных с Гарри, и она собиралась трепетно хранить его в своей душе всю жизнь, как бы сентиментально это не звучало. Но признаваться в том, что фактически хотела бы увести Гарри из-под венца, она не могла. И она ответила:- Да.- Спокойный и обтекаемый, ни к чему не обязывающий ответ.
Гарри опять опустил взгляд. Потом вздохнул и сказал, будто разрубая узел, быстро и решительно:
-Гермиона, прости, я тебя люблю. Я не хочу жениться на Джинни, это как заменить идеал суррогатом. Я с ней даже говорить не могу, постоянно мысленно советуюсь с тобой, спорю, обсуждаю события, я как будто на твоей волне.
Гарри встал и принялся ходить перед Гермионой, которая наблюдала за ним с онемевшим видом, прижав ладонь к губам.
Он продолжил:
-Я не хочу упустить возможность признаться тебе. Я не хочу в угоду друзьям и чужим людям соблюдать какие-то правила. Да, я встречался с Джинни Уизли, и она мне нравилась когда-то, но без тебя я жить просто не могу.
Он потряс головой, будто пытаясь поставить мозги на место.
-Я просто не представляю ,как это я буду каждое утро просыпаться, а тебя не будет рядом, и поговорить будет невозможно, и кофе я б буду варить не для тебя. Я не могу!
Гарри повернулся, подошел к Грейнджер и взял ее за руки:
-Гермиона, я понимаю, ты всегда видела во мне только друга, но послушай, вдруг бы ты могла меня полюбить ,пожалуйста?- Он заглянул ей в лицо.
Гермиона сглотнула, попыталась что-то сказать, не смогла и молча уставилась на Поттера.
Гарри отпустил ее руки, его плечи поникли, он присел рядом с Грейнджер и тихо сказал:
-Понимаешь, я хочу чувствовать себя живым. А я такой только рядом с тобой. Даже когда мы скрывались по лесам в палатке, с ненавистным крестражем на шее, и тогда я чувствовал себя более живым, чем в последние дни, и это потому, что ты была со мной.- Он вздохнул и добавил:
-Свадьбы не будет. А рассказал Джинни о тебе, а она горько рассмеялась и сказала, что так и знала. Что она знала, Гермиона?- Гарри повернулся к Грейнджер.
Та опустила голову:
-Она знала, что я тебя люблю. Я проговорилась тогда, после скандала в Рождественскую ночь, я рыдала в гостиной, костеря тебя на чем свет стоит, что ты не решился пригласить меня на бал и я назло тебе отправилась с Крамом. Я рыдала, глядя в огонь камина, а Джинни все слышала. Поэтому у нас были такие настороженно-натянутые отношения, она считала, что я посягаю на ее территорию.
Гермиона зябко поежилась, Гарри обнял ее за плечи, притянув к себе и заворачивая в свою мантию. Гермиона вздыхала тяжело и всхлипывала, будто сдерживала рыдания. А Поттер сидел с блаженной улыбкой, зарывшись носом в волосы Грейнджер, и понимал, что теперь все будет хорошо.
Гермиона сама призналась, что, по крайней мере, на четвертом курсе была к нему неравнодушна. И сказала, что помнит про палатку. Это обнадеживало. Это давало повод надеяться и бороться.
-Гермиона, давай поженимся, а? - Гарри говорил тихо и убежденно.- Ну не понравится тебе, ты же всегда можешь со мной развестись. А вдруг ты решишь, что и ничего?
-Ничего, как дышать, совершенно необходимо.- Гермиона смотрела на Гарри, ее глаза сияли - слезами и каким-то идущим изнутри светом.- Гарри Джеймс Поттер,- она сделала глубокий вдох и торжественно произнесла:- Я выйду за тебя замуж.
После чего обхватила Гарри за шею и уткнулась носом в плечо. Поттер обнял Грейнджер крепко-крепко, как будто не собирался выпускать из своих объятий больше никогда. А он и не собирался.
Свадьба была очень тихая. Их гостей лишь Хагрид, Макгонагл, Невилл и Полумна. Но все присутствующие были по-настоящему рады за жениха и невесту. Уизли прислали вежливую открытку, но никто не явился, хотя потом стало известно что Молли хотела поехать, но Джинни закатила скандал из серии «или я или они». Родственные узы победили.
Гарри и Гермиона остались в Хогвартсе. Он преподает ЗОТИ. Она работает в библиотеке. В их комнатах царит уютное, спокойное, домашнее счастье. Может у них будут и дети. Кто знает. Но они есть друг у друга, это уже немало.
Им очень спокойно в обществе друг друга. Кто-то другой назвал бы этот брак скучным, мол, мало в нем страсти. Возможно, со стороны они и кажутся супругами, что давно женаты и уже не ждут особых страстей. Но они-то помнят - через что им пришлось пройти за эти годы, и аккуратно оберегают свой хрупкий мирок как раз от всех лишних потрясений.
Они любят ходить на чай к профессору Макгонагл и слушать ее истории об Альбусе Дамлдоре. В выходные они часто навещают Хагрида, помогая ему с его экзотическим зверинцем. Они ходят в Хогсмит - посидеть в пабе «Кабанья голова». Изредка они ездят в гости к чете Долгопупсов. Недавно у Невила и Полумны родились близнецы и Гермиона с Гарри потратили полдня, выбирая подарки молодым родителям.
Им не нужно «быть на высоте», когда они остаются наедине. Гермиона знает, насколько устал Гарри уже по тому, как он заходит домой. Иногда, когда он в раздражении швыряет палочку, едва переступив порог, и рычит, что теперь понимает Снегга, она просто наполняет ему ванну и силком загоняет в ее тепло, а потом приносит ему крепкий чай.
А он знает, что когда Гермиона со скоростью пулемета пишет в своих свитках, ему не следует ее беспокоить, а то может и заавадить.
И ночи их так же нежны и гармоничны. В них нет пламени пожара, но есть ток шаровой молнии - неяркий шарик и зреет медленно, но как шарахнет- разнесет всё в молекулы. Вот такая жизнь. Кому-то покажется скучной. Но когда ты рядом с человеком без которого тебе - никак, на мелочи уже не обращаешь внимания.

Пожалуйста, если берете себе-указывайте автора и кидайте ссылку на оригинал. Спасибо : )

@темы: фанфики по Гарри Поттеру, авторские фанфики

11:52 

Гарри Поттер научил меня, что ради некоторых вещей стоит умереть.
Рон Уизли научил меня, что вера в себя, в сто раз более мощна, чем удача.
Гермиона Грейнджер научила меня, что образование является лучшим активом девушки.
Северус Снейп научил меня никогда не судить кого-то.
Рубеус Хагрид научил меня, что все может быть симпатичным с какой-то точки зрения.
Джинни Уизли научила меня, что можно быть смелой и одновременно красивой.
Лили Поттер научила меня, что материнская любовь самая мощная сила на земле.
Ремус Люпин научил меня, что страх Единственное, чего я должен бояться.
Сириус Блэк научил меня, что те, кого мы, действительно, любим, никогда не оставят нас.
Альбус Дамблдор научил меня, что хорошие люди не всегда могут быть хорошими на самом деле.
Драко Малфой научил меня, что плохие люди не всегда могут быть плохими на самом деле.
Невилл Долгопупс научил меня, что мужество значит отстаивать то, что правильно, даже если ты боишься где-то глубоко в душе.
Луна Лавгуд научила меня, что быть странным это прекрасно.
Добби научил меня, что свобода это дар.
Люциус Малфой научил меня, что ни за какие деньги или связи нельзя купить себе настоящих друзей.
Фред и Джордж Уизли научили меня, что иногда все, что нам нужно, это хороший смех.
Дурсли научил меня, что мир без воображения скучное и тоскливое место.
Артур Уизли научил меня, что чувство любопытства и немного навязчивая идея может быть нормальным.
Флер Делакур научила меня, что истинная любовь основана не на внешнем виде.
Молли Уизли научила меня, что счастливая семья не измеряется в золоте.
Беллатрикс Лестрейндж научила меня, что ненависть и предрассудки могут свести с ума и превратить даже самого красивого человека в монстра.
Кричер научил меня, что если вы хотите познакомиться с человеком, нужно посмотреть, как он относится к своим подчиненным, а не к равными ему.
Нимфадора Тонкс научила меня любить себя, независимо от того, как я выгляжу.
Перси Уизли научил меня, что, в конце концов, никакая карьера не стоит пожертвований своей семьей.
Сибилла Трелони научила меня, что мы не можем изменить прошлое, только будущее.
Питер Петтигрю научил меня, что крысы не могут быть хорошими друзьями.
Минерва МакГонагалл научила меня, что за благое дело стоит бороться в любом возрасте.
Букля научила меня, что любовь, которую мы испытываем к нашим питомцам может быть вполне реальной.
Лорд Волдеморт научил меня, что жизнь без любви это не жизнь.
Джоан Роулинг научила меня, что истории, которые мы любим всегда будут с нами.

vk.com/overhear_hogwarts

@темы: Гарри Поттер

11:33 

Заставь меня вспомнить нас.

Запомни меня таким, как сейчас - беспечным и молодым, в рубашке, повисшей на острых плечах, пускающим в небо дым. Неспящим, растрепанным, гуляющим босиком. В разорванных джинсах, с разбитой губой, с ромашками в волосах...
Нагим заходящим в ночной океан, с десятками шрамов, царапин и ран, с укусами у ключиц. Бесстрашным, отчаянным, смелым и злым, не знающим слова ''нет'', на толику грешным, на четверть святым, держащим в ладонях свет.
Запомни мой образ, когда в полутьме целую твое лицо, запомни мой голос и след на стекле от выдоха хрупких слов. Запомни меня сидящим в метро и мокнущим под дождем, стихи напевающим богу ветров, и спящим, и пьющим ром. Смотрящим на то, как в костра дым и чад врезаются мотыльки. Горячим, горящим, влюблённым в тебя - запомни меня таким.

И если когда-то, спустя десять зим, ты встретишь меня в толпе, найдешь меня серым, безликим, пустым, ушедшим в чужую тень, схвати меня крепко, сожми воротник, встряхни меня за плечо, скажи, что я трус, неудачник и псих, брани меня горячо. Заставь меня вспомнить ночной океан, рассветы, ромашки, джаз.
Прижми свои губы к холодным губам,
заставь меня
вспомнить
нас.
© Джио Россо
vk.com/weaver_of_dreams

@темы: Стихи

08:10 

Люди как наркотик

Но вот почему так получается,что одних людей мы вроде любим,но как-то довольно спокойно...а другие для нас оказываются как наркотиком...или лакомой конфетой что ли... Общение с ними дает нам что-то такое,что не могут дать другие...затрагивает такие струны в душе,до которых другим не добраться...И при том не всегда они сами к этому стремятся,более того,могут быть к нам вполне равнодушными,а для нас они почему-то значат так много...Почему так бывает?

@темы: из письма Ирины Шантар

10:55 

ГГ/СС "Где застать Гермиону Грейнджер?" Фанфик по ГП.

Если сейчас не урок, не обед, не ночь и по замку не ходит тролль - ищи Грейнджер в библиотеке.
Сейчас я уже могла посмеяться над этой шуткой, но когда Рон впервые пустил ее гулять по школе, мне было не до смеха.
Возможно таким образом он стремился повысить свой авторитет (или значимость или что там у самцов) перед Лавандой Браун. Тогда они только начали встречаться, она еще не успела надоесть ему слюнявыми поцелуями и дебильным прозвищем Бон-бон.
Да и он со временем оценил, что потерял, и я осознала какую большую услугу оказал мне Рональд Уизли, избавив от своего общества.
В те дни я действительно много времени проводила в библиотеке. Учеба стала даваться сложнее, если раньше я достигала всего лишь за счет логики и чтения, то теперь во многом приходилось разбираться. Для меня это было непривычно, я сильно уставала, часто бывала раздражена и не так терпеливо как раньше вникала в нужды моих друзей. Возможно, их это «задевало», но сил на то чтобы улыбаться и быть милой у меня не оставалось. Вот тогда-то Рон и пустил эту шутку гулять по школе. Мне её передали очень быстро. А что вы хотели - нашлись доброжелатели. Еще и разглядывали меня с жадным любопытством - мол, как отреагирую.
Я выслушала с каменным лицом, уточнила: -«всё?», увидев огорченные вытянувшиеся лица- как же- рассчитывали на красочный спектакль,- собрала книги и вышла из библиотеки, аккуратно прикрыв за собой дверь.
Кто бы знал, насколько мне хотелось шарахнуть ею о стену, но я сдержалась.
«Никому не позволяй видеть как ты плачешь,- всегда говорила бабушка, а она была профессором Оксфорда и знала, что говорит.- Сожрут с потрохами, вытрут ноги и поглумятся, делая при этом скорбно-доброжелательные лица».
Бабуля у меня - крейсер Аврора - элегантна и шарахает на поражение и всегда в яблочко. Она плохого не посоветует.
Поэтому рыдала я в туалете Плаксы Миртл. Хотя еще не известно, кто из нас здесь плакса. Кстати, неплохое привидение, эта девчонка с хвостиками- с оборотным зельем меня не выдала, к Малфою неплохо относится, хотя уж куда как поганый характер- хорек хорьком, Гарри помогла при разгадке яйца с русалочьей песней, вообще классная девчонка, жалко что мертвая - могли бы дружить.
Всхлип и путанный вихрь мыслей прервал спокойный голос:
-И очень глупо расстраиваться из-за того, что какой-то недоразвитый дибелоидный подросток с отвратительной физиономией посмел что-то сказать о ваших интеллектуальных способностях.
Гермиона икнула и вышла из кабинки. У косяка, прислонившись к нему плечом и скрестив на груди руки, стоял Снегг. Ну, то есть - профессор. А, всё равно, злобная летучая мышь. Хотя, сегодня он не выглядел злобным, скорее хмурым, и вовсе даже вроде не собирался снять штрафные баллы с Гриффиндора.
Грейнджер усмехнулась - это была тоже такая дежурная шутка как про библиотеку: «Кто хочет ответить? Мисс Грейнджер, опустите руку, 10 штрафных баллов. За что? За то. Руку опустите. А то 50 баллов сниму».
Сейчас Снегг баллами не грозил, просто хмуро глядел на Грейнджер, сжав губы в ниточку. У Гермионы создалось впечатление, что он - ругается. Причем, словами, которые приличной девушке знать не положено. Впрочем – неприличной - тоже.
Снегг вздохнул:
-Умойтесь, мисс Грейнджер, вам станет лучше.
-А вам-то что за дело?- после истерики от сдержанности и умения вести себя не осталось и следа. Хотелось грубить, хамить и ерничать.
-Хороший вопрос,- вздохнул профессор и добавил:
-Сами умоетесь, или помочь?- и зловеще пошевелил пальцами.
Гермиона неожиданно для себя рассмеялась:
-Спасибо, профессор, я как-нибудь сама.- Она прошла к умывальнику мимо Плаксы Миртл, которая делала большие глаза и многозначительно ей подмигивала, показывая глазами на профессора.
Гермиона в ответ тоже прибавила глаза и подняла брови. Потом зачем-то оглянулась на Снегга. Тот за это время не сдвинулся ни на миллиметр, не переменил позы, и вообще, походил на статую неумолимой Немезиды.
Гермиона побрызгала в лицо холодной водой, встряхнула руками, как кошка разбрызгивая от себя воду - не крючке не было полотенца, туалет все-таки считался закрытым.
Вдруг слева в поле зрения появился белоснежный платок. Подняв глаза, Гермиона в отражении встретила взгляд Снегга: - держите.
Одно слово. Проявление заботы. Никакого раздражения. Так и хотелось спросить:- Мужчина, кто в и что сделали с профессором Снеггом?
Вовремя прикусила язык. А то факультет гриффиндора остался бы без 150 штрафных баллов. Взяла платок, промокнула лицо и руки. Аккуратно сложила, обернулась, подняла глаза: - Спасибо.
Снегг стоял неожиданно близко, она едва не упиралась носом ему в грудь. Молча принял платок. Смотрел внимательно. А она рядом с ним кажется совсем маленькой, чуть ли не феечкой. «А глаза у него красивые»- вдруг подумала Гермиона, встала на цыпочки и легко коснулась губ профессора своими губами.
Профессор взял ее за плечи. Чуть отодвинул от себя. На границе сознания лишь собралась возникнуть мысль - «и Снегг ее отвергает», как тот, наклонившись к ней и внимательно глядя своими черными как омут глазами, сказал: «Что же ты наделала ,девочка, я же теперь добиваться тебя буду». И - ушел.
Гермиона стояла, потрясенная, хватая ртом воздух: «Что я наделала? Что он сказал? Что это, вообще, было ?!»
Плакса Миртл появилась из кабинки: -Класс! Я же говорила, он к тебе неровно дышит!
-Когда это ты говорила?- огрызнулась Гермиона.
-Ну, не говорила, бровями показала,- не стала спорить Миртл.- А он симпатичный,- она с мечтательным видом принялась качаться на цепочке сливного бочка.
-Снегг симпатичный? - оторопело уточнила Гермиона и задумалась: «А правда, профессора не назовешь уродом. Он высокий, атлетический сложенный, у него ровная кожа и темные как омут глаза. Волосы немного сальные. Но попробуй целыми днями возиться с кипящими зельями, еще не такие станут». Гермиона и сама неоднократно сталкивалась с тем, что после работы в кабинете зельеварения, приходится ежедневно мыть волосы, и это если еще повезет - отмыться от масляного пара. «А он целыми днями в лаборатории»,- сочувственно подумала Грейнджер. И вдруг рассмеялась:-«Я в библиотеке, он - в лаборатории, где встретиться- в туалете Плаксы Миртл».
Кстати, а что он здесь делал?
-Миртл,- она обернулась к привидению,- а часто профессор наведывается к тебе в гости? (А сама еще подумала, что это удачно, что он не заходил, когда они на втором курсе целый месяц варили здесь оборотное зелье).
-Да почитай в первый раз зашел,- Миртл реяла под потолком. Вот почему не засек меня с зельем,- подумала Грейнджер, и тут спохватилась:
-Как - в первый раз?! А чего его принесло то?
Миртл посмотрела на нее странным взглядом сверху вниз:
-Ну ты, вообще, дурочка, ваше сиятельство.
-Что?- Гермиона подумала - не обидеться ли? На привидение можно.
-Да за тобой он пришел!- Миртл уже смотрела с жалостью, как на душевнобольную,- ты ревела вот он и пришел.
-А откуда он…- начала Гермиона и осеклась. - Шутка разошлась по школе, профессор ее услышал и пошел искать меня ,чтобы утешить?!
Мысль была настолько невероятная, что Гермиона замерла. «Хотя,- философски заметил внутренний голос,- не фантастичнее его слов и твоего поцелуя».
-О,- Гермиона схватилась ладонями за щеки,- о, я его поцеловала!
-Угу,- чему-то улыбаясь, заметила Миртл.
-И что теперь делать? – Гермионе стало страшно. Как она теперь отсюда выйдет, что говорить, как себя вести с профессором Снеггом?
-В том-то и прелесть, моя дорогая, что хочешь, то и делай. Это же он тебя добиваться будет, он сам сказал, так что расслабься и получай удовольствие.- Миртл довольно хихикнула и ускользнула в слив раковины.- Пойду посмотрю, что в классе зельеварения творится, все ли еще живы,- услышала Гермиона затихающий голос.
Она выдохнула, подхватила сумку и пошла на обед в Большой зал.
Рон прятал глаза, Гарри погладывал с беспокойством, Гермиона машинально ответила на приветствие Джинни, села на свое постоянно место и попыталась сосредоточиться на том, чтобы что-нибудь съесть, или хотя бы для вида, положить в тарелку.
-Гермиона,- раздался слева неуверенный голос.
-Что, Рон?- машинально, не глядя, откликнулась Грейнджер.
-Прости меня.
-А?- она удивленно посмотрела на смущенного друга и вспомнила из-за чего она оказалась в туалете Плаксы Миртл.- А, это ерунда.
Рон расслабился, а Грейнджер продолжила, наконец то решившись поднять глаза на преподавательский стол, и встретив взгляд черных глаз по вопросительно вздернутыми бровями:
-Только всю домашку теперь будешь делать сам, у мен нет времени - сидеть в библиотеке.
Лицо Рона вытянулось. Лицо Снегга озарилось одобрительной улыбкой. Гермиона вдруг поймала себя на том, что улыбается в ответ. Гарри хрюкнул в бокал с тыквенным соком, а Джинни весело рассмеялась:
-Поделом тебе, Рон, не будешь выделываться.
Рон нахмурился и отвернулся с обидой. Грейнджер было все равно. Она сидела и смотрела на преподавательский стол, а оттуда, слева от Дамблдора ей улыбались темные насмешливые глаза.
Снегг больше не снимает баллы с Гриффиндора. Грейнджер не просиживает дни в библиотеке. Вообще, ни профессора, ни первой отличницы школы нигде не видно. И только Миртл знает, что они гуляют по берегу бездонного озера, с той стороны замка, что скрыта от посторонних глаз. И им всегда есть о чем поговорить и все еще впереди.
Есть продолжение к фанфику
Если берете себе ,указывайте автора и кидайте ссылку на оригинал. Спасибо.

@темы: фанфики по Гарри Поттеру, авторские фанфики

10:54 

ГГ/ДМ, СС "Выбирая сердцем". Фанфик по ГП.

Написано под влиянием стихов Веры Полозковой.
Малфой не заметил куда исчезла Грейнджер, да он и шума то никакого не слышал, но внутри вдруг появилось стойкое ощущение, что сейчас с ней происходит что-то плохое. Беззвучно поднявшись и кивнув матери, он выше из столовой, провожаемый недоумевающим взглядом Люциуса.
В это же время.
-Как я могла так глупо попасться на их удочку?- Гермиона стояла за тяжелой портьерой, прижатая к стене удерживающими ее Креббом и Гойлом. Она только что добровольно пришла с ними сюда, когда они, запыхавшись, прибежали за ней, осматривающей библиотеку и заявили, что здесь плохо какому-то домовому эльфу.
Она мысленно застонала: «Как я могла быть столь наивна, чтобы поверить что кому-то из Слизеринцев может волновать благополучие домовиков?»
-Так-так,- произнес довольный голос.
Она открыла глаза и вздрогнула. На секунду ей показалось, что перед ней стоит ее извечный враг -Драко Малфой ,но она ошиблась и теперь не знала, что наполняет ее разум - облегчение или тревога. Чего больше?
Перед нею стоял Теодор Нотт. В принципе, они неплохо ладили в школе. Он хорошо учился и уважительно к ней относился, несмотря на то, что был слизеринцем.
Но сейчас она не узнавала его. Ей казалось, что это бредовый сон.
-Вот и ты, куколка.- Нотт подошел к ней вплотную и взял за подбородок.- Боишься меня? Правильно, ты и должна бояться, мне это нравится.
Он начал наклоняться к ней, собираясь поцеловать и в эту секунду портьера скользнула в сторону- совершенно беззвучно ,и перед ними возник Драко Малфой.
-Руки убрали,- разъяренный шепот.
Кребб и Гойл отпустили ее мгновенно, будто сработало заклинание. Движения Драко она не заметила, по Нотт уже сползал по стене, прижимая руки к лицу. Между пальцев его капала кровь. Всё это она отметила автоматически. Ее все еще трясло, она почувствовала что падает.
Её кто-то подхватил, она едва не закричала от ужаса.
-Не ори, это я,- сказал знакомый голос в ухо.
Она не отразила кто это но успокоенная знакомой интонацией, позволила себя увести.
Перед тем как портьера отдернулась, она успела услышать:
-Если еще хоть пальцем прикоснетесь, я вас убью не моргнув глазом, ясно?!
Малфой тащил Грейнджер, придерживая за плечи, в свою комнату. Открыв дверь, осмотрелся. Он никогда не отдавал себе отчет, что мебели в его спальне непозволительно мало.
«Ах да, белое пространство»,- с мрачным юмором вспомнил Малфой и подвел Грейнджер к кровати.
Усадил и уставился на нее. С гриффиндоркой явно было не все в порядке, она мелко тряслась, обнимая себя руками, и смотрела в одну точку.
-Эй, Гермиона,- он попробовал встряхнуть ее за плечи.
Она взвизгнула и рванула от него прочь к стене.
-Это я!- он еще раз встряхнул ее.
Она наконец-то перевела на него взгляд, всхлипнула.
-Драко!- и кинулась ему на шею.
Малфой настолько опешил, что чуть не рухнул спиной назад с кровати. Потом осторожно обнял Грейнджер и стал успокаивающе гладить по спине.
Грейнджер рыдала взахлеб, не беспокоясь о том, что рубашка Малфоя пошла грязными разводами, а сама она стала похожа на мишку-панду с этими черными кругами от туши вокруг глаз.
И ей было напревать, что она обнимает Драко Малфоя. Не так - ей было плевать, что она уткнулась носом ему в плечо. Плевать, что он гладит ее по спине и вовсе не думает издеваться.
Она ревела как маленькая девочка, между всхлипами жалуясь ему, что была такой глупой, чтобы поверить слизеринцам.
-Тшш,- шептал в ухо ей Малфой,- не все слизеринцы уроды.
Она подняла голову и уставилась на него обвиняющее.
Он улыбнулся:
-Ну вот, узнаю прежнюю Грейнджер. Только не бей меня сейчас, ладно?- Он ласково заправил упругий локон ей за ухо.
-Сейчас мы вот что сделаем,- он говорил успокаивающе,- я принесу воду и полотенце и мы умоем тебя. Я, конечно, люблю мишек - панда, но ты мне нравишься больше.
Малфой вышел, а Грейнджер сидела на кровати и думала, что она, наверное, сошла с ума, раз только что точно слышала в одном предложении, сказанном, подумайте только, Малфоем: «Ты мне нравишься». Конечно, при этом он сравнил ее с мишкой - пандой, но если задуматься, они -милые.
Гермиона не успела закончить мысль. Вернулся Малфой и осторожно, окуная мягкое полотенце в теплую воду, стал вытирать ей глаза. Три минуты и перед ним прежняя Грейнджер - ни грамма косметики, глаза, покрасневшие, будто она долго сидела в библиотеке.
-Так-то лучше,- Малфой рассматривал ее с улыбкой, а она вдруг смутилась.
-Драко, почему ты мне помог?- Грейнджер смотрела подозрительно.
«Ну что тут ответить, не скажешь же, я тебя люблю с первого курса?»- Малфой раздраженно встряхнул головой, натянул на лицо фирменную кривую усмешку и шепотом, наклонившись к уху гриффиндорки, заявил:
-Потому что только я имею право доставать тебя, Грейнджер!
Она мгновенно вспыхнула и подобралась. Глаза яростно засверкали. Малфой обрадовался -приходит в себя.
- Малфой, напомни как мне, почему я оказалась в Малфой Мэнор,- сварливым тоном уточнила Грейнджер.
Драко покаянно поднял руки вверх, мол - сдаюсь, и ответил:
- Потому что тебя попросил Дамблдор.
Грейнджер утвердительно кивнула, но увидев, то он замолчал, ехидно подняла брови.
Малфой сдался и продолжил:
-Он попросил тебя об этом потому что моей семье необходимо реабилитировать себя после истории с Волан-де-Мортом, родители должны показать, что они толерантно относятся к маглорожденным.- Последние слова Драко уже отчеканил, встав и отвернувшись от Грейнджер.
Та удовлетворенно вздохнула и сказала:
-Вот поэтому никто не будет меня доставать - здесь!
Малфой обернулся и изумленно воззрился на гриффиндорку. Она еще смеет диктовать условия, сидя на него кровати в его комнате?
Вдруг он увидел всю ситуацию как бы со стороны: свечи, ночь на мягких лапах пробирается в комнату, его уже не ждут за столом, да и ее никто не хватится… красивая девушка сидит на его кровати, девушка что лишь своим появление бьет по нервам. Когда он ее видит, он даже слышит с трудом. Ее глаза как бездны, можно заглянуть и захлебнуться - не вынырнешь. Малфой стоял, рассматривал ее, не в сила отвести взгляд, и сам себе не верил. Она - здесь. Грейнджер -в его комнате.
Гермиона поежилась:
-Не смотри на меня так.
-Как?- Малфой шагнул к кровати.
-Так нежно как будущий муж.
У Драко вырвался хриплый смешок.
Не мог же он ей сказать, что сходит с ума от одного ее присутствия, не зря же он так старательно доводил ее все эти годы. Он смотрел на нее и его не покидало чувство что он умрет, если ее у него отберут.
-Драко,- Грейнджер поднялась с кровати и, обхватив себя руками, отступила к окну.- Нет.
-Почему - нет?
- Малфой шагнул к Грейнджер, обнял за плечи, решая за нее,- почему - нет?!
Гермиона сухо рассмеялась:
-Потому что мы как израильтянин и палестинец!
Малфой смотрел непонимающе.
-О, как соль и перец, как Ромео и Джульетта!
Малфой поднял брови, Грейнджер поняла, что привела неудачную аналогию, если хотела донести до него абсурдность происходящего.
-Ничего не будет,- отчеканила Грейнджер и попыталась отстраниться.
Он не отпустил.
Она стояла, закрыв глаза, вдыхала аромат его дезодоранта и чувствовала, что мир кренится всё больше и больше и уже не хочется отступать, и так и тянет коснуться полоски кожи среди краев расстегнутой рубашки.
- Мы с тобой так не похожи,- отчаянно прошептала Грейнджер в приближающиеся губы.
-Тем лучше, второго себя я бы убил на месте, не мешкая,- Малфой рассмеялся, она своими губами поймала его улыбку.
И они целовались. Губы горели - он был весь колючий. Смешно, щетину не было видно - блондин, бледная кожа, царапает как наждак, губы зудят, но хочется еще больше. В голове бурлящий густой сироп и ни одной мысли, в груди кипяток и кажется, что сдохнешь от счастья, потому что-с ним.
А потом он стоял в простыне как в тоге и дурачился, а Грейнджер смотрела на него и думала: «Куда же я теперь уйду»
Они решили не расставаться, сняли квартиру в Лондоне, она пошла учиться на колдомедика. Малфой с его задатками к высшей математике занялся фондовым рынком. Грейнджер, возвращаясь каждый вечер домой, ожидала увидеть, что он - ушел. Все-таки ему было очень сложно - в этом мире, где он не аристократ, а мальчик-калькулятор. На нем как будто зажигалась надпись «обними меня», когда она входила в квартиру. И она стремилась отдать, отдарить себя без остатка, лишь бы не разлучаться подольше.
Иногда она задумывалась, как так получилось, что ненавистный слизеринец теперь был настолько впечатан в ее сознание - как он курит ,как спит ,как смеется ,как складывает ладони. «Мальчик что за роскошный вид»- так можно было бы его называть, настолько он был выше все этой жизни, что она могла ему предложить.
И хотя он шептал:- Пару таких недель, и я точно слечу. Еще пару недель, и я, наконец, свихнусь,- она понимала, чувствовала кожей, или нервам, натянутыми струной, что долго это не продлится.
Каждое утро, уходя из их дома, Грейнджер целовала Малфоя как в последний раз, убеждая себя, что вообще-то собирается жить с ним до старости, готовить ему и рассказывать детям, как мама с папой встретились. Было наивно рассчитывать на многое, но она, глупая, надеялась. А он исчез так же внезапно, как появился.
Она пришла и пустая прихожая встретила ее густым эхом его духов. Она села на пол и так сидела до темноты, в голове вспышками мелькали мелочи: его стрижка, то, как он наклонял голову, закуривая, как уголками гнулись ямочки на щеках, когда Малфой хохотал. Грейнджер заставила себя встать и пройти на кухню. Нашла таблетки, выпила. Потом укуталась в его толстовку и легла в постель.
Проснулась. Живая. Утро пахло совсем - Драко. Грейнджер хохотала про себя от злости, что с ней отчаянно повезет кому-то, пахнущему как Малфой.
Она сняла толстовку, собрала все те мелочи, что он оставил после себя, пожалела что нельзя вытряхнуть душу, отрезать воспоминания и уйти налегке в новую жизнь.
-Встретиться что - ли со Снеггом, попросить пусть сделает Обливиэйт?- думала Грейнджер ,бредя в университет.
Если что и могло ее спасти, то только учеба. Драко не написал. Ничего не объяснил. Она не пыталась с ним связаться. Через месяц она узнала что он женился. На Астории Гринграс.
На Гермиону вспышками накатывал гнев, когда она видела всё то бесчисленное, связанное с ним, но теперь - не её. Его отобрали у неё, все права не него- её эфемерные права- растаяли как дым.
Она продолжала ходить на учебу, но как горько было видеть его - в жестах знакомых, в запахе парфюма случайного прохожего, вздрагивать от любого похожего французского имени, звучащего как предательство.
Так хотелось выкрасть его, похитить и никогда не вернуть обратно. Лежа ночами в их когда-то общей спальне, она шептала:
-Я прошу у небес так мало. Да, тебя.
Ей казалось, он слышит.
Потом у него родился сын. Скорпиус. Писали все магические газеты. Ежедневный пророк поместил на первую полосу фотографию счастливой четы. Она рассматривала Алисию Гринграс - стройная элегантная блондинка под руку с Малфоем.
Не с Драко. Только Малфой. Драко был в ее доме - смешной милый мальчик, её, так похожий на Питера Пэна, с кривоватой улыбкой и лохматыми волосами,- мальчик - вспышками памяти- в мелочах. Это элегантный в замше - не Драко. Это Малфой. И они никогда не встречались.
Грейнджер поняла, что еще пара дней и она спятит. И она написала Снеггу. Он ответил в тот же день, согласился на встречу.
Они договорились увидеться в кафе. Она еще долго его искала. Кафе оказалось каким- то роскошным заведением, а она - в джинсах и с вороньим гнездом на голове. Странно, но ее пустили.
Она вошла и огляделась. Свечи и приглушенная музыка, темное дерево и белые льняные скатерти, уютно и до боли напоминает Хогвартс. От столика у камина в дальнем конце зала поднялся Снегг. Он выглядел очень непривычно в темных джинсах и водолазке. Никакого сюртука с миллионом пуговиц.
Грейнджер почувствовала ностальгию. Захотелось вернуться в Хогвартс и чтобы Драко опять ее задирал, а этих сумасводящих недель в лондонской квартире не было - никогда.
Снегг не спрашивал ничего. Смотрел странно, завораживающе. Грейнджер ежилась, пытаясь понять, что ее так тревожит. Профессор заказал выпить - себе и ей - коньяк. Он общался с официантом, улыбался, курил, смотрел и двигался с какой-то волчьей пластикой. Она никогда этого в нем не замечала. Прежде он напоминал ей летучую мышь своей стремительной походкой.
Теперь - завораживал. Он докурил, поднял на нее взгляд, и она ощутила вдруг двойственное желание - уткнуться носом ему в плечо и зареветь жалобно или накинуться на него с кулаками и драться отчаянно и чтобы он победил.
Это было дико дразнящее и завораживающе. Снегг – не подросток, он взрослый мужчина, он даже звучит по другому - ниже ,богаче, но нервы не дергает, а заставляет плавиться как песок в пустыне Сахара.
Они не говорили о Малфое. Вообще - не говорили. Встали и вышли. Укутывая Грейнджер в мантию, Снегг задержал ладони на ее плечах. Гермиону пробрал озноб и опалило жаром. Всё. Она попала.
Теперь она жила в его доме. И опять научилась смеяться. Она чувствовала себя любимой и защищенной. Лишь иногда ей снился Драко - одинокий, в пустой гостинице, непохожий на себя, возможно такой, каким он стал теперь.
Она родила дочь. Блондинку. Снегг дал ей свое имя. Любил Розу. Через два года родился сын. Темные волосы, черные глаза, широкая улыбка. Грейнджер начала оттаивать.
Не просыпалась с криком. Не засыпала со слезами. Заканчивала университет. Готовилась к экзаменам.
И не знала что по вечерам, закрывшись в кабинете, Снегг сжигает письма с гербовой печатью Малфоев. Письма, которые ежедневно приносит темный суровый филин.
Духи Снегга в точности как у Драко.
Гермиона закрывает глаза и представляет, что они вдвоем в той старой квартире в маггловском квартале, и он стоит, завернувшись в простынь, и выговаривает ей за дурно заваренный кофе, а она хватает подушку, швыряет в него и смеется, когда он не сумев увернуться, падает на пол с трагическим воплем. Потом она жарит блинчики. Ну как, пытается жарить. Они все выходят комом. А аристократ и зануда Малфой трескает их и хвалит.
Она играет в воспоминания, уходя от жизни, как под наркозом, и думает- почему ,почему он не написал ,не объяснил- что же такого случилось, что она вдруг не понадобилась?
А Малфой сидит у камина и пишет, и пишет письма, и просит, и простит о встрече, которой уже не будет. Он выполнил долг перед семьей, поправив состояние Малфоев удачной женитьбой, а теперь у него есть и наследник, но нет жизни. Выбирать надо было сердцем, тогда бы сдох счастливым и было что рассказать внукам.
А Снегг в общем то и не гад вовсе. Он просто ее любит. И борется, как может за такую свою любовь.

Есть продолжение. По просьбе Ути Хеппи Энд с Драко все-таки будет.

Пожалуйста ,если берете себе ,указывайте автора и кидайте ссылку на оригинал. Спасибо.

@темы: фанфики по Гарри Поттеру, авторские фанфики

10:51 

ГГ/СС, ДМ "Выбирая сердцем", продолжение. Фанфик по ГП.

Продолжение к фанфику «Выбирая сердцем»

Снегг

Мне казалось, я всё сделал правильно. Я ведь любил ее. И люблю по-прежнему. Мне казалось, она ожила, оттаяла. Я думал, появятся дети и всё уляжется. Но легче не становится. Это ощущается по ее отсутствующему взгляду, когда она вдруг замирает, по тому как она вздрагивает, увидев в толпе нет - не его, просто-похожего - запахом, жестом.
Мне казалось, я справляюсь. Я сумел оградить ее - от него. Я перехватывал все письма, ловил еще на подходе чужую магию, я думал что превозмог - судьбу. Но я - проиграл.
Я это отчетливо понял, когда нашел ее дневник. Читать его было невозможно. Не читать -тоже. Я, как вор, сидя в кабинете у камина, крал чужую любовь, но не мог оторваться.

…октября.
Уже октябрь, кто бы мог подумать, мне кажется, прошло лишь несколько часов после нашего расставания, а я уже успела соскучиться. Прошло несколько месяцев, как другая эпоха и я погружаюсь в вакуум. Торчу в пустоте остывающим звездным карликом. Меня больше нет, потому что рядом нет - тебя. Спасают воспоминания, маленькие знаки твоего внимания - ко мне. Зельеварение, четвертый курс, твое присутствие за мной ощущается покалыванием в голове, пощипыванием в позвоночнике. Ныряю в воспоминания и кажется, что живу. Они - мой наркоз от жизни. Вот бы его столько, чтобы захлебнуться и остаться там, с тобой.

…..не помню месяц
Плевать. Встречалась с профессором Снеггом. Твой крестный… Потому мне не хочется с ним расставаться. Его простое присутствие рядом напоминает, что где-то есть ты. Вы чем-то похожи, одинаково задираете бровь, улыбаетесь криво и даже пахнете одинаково. В тебе больше солнца, в нем - горечи.
Лежу, закрыв глаза и узнаю тебя в каждом шорохе - вот звенят ключи, скрипит паркет, ты шлепаешь босиком - до сих пор в восторге, что можно вести себя столь «свободно».Сердце больно стучит по ребрам, а я вспоминаю - шорох-это пальцы ерошат челку, выдох. Ты вокруг - в каждой мелочи.
Как же я буду жить - без тебя?

… без даты
Сегодня виделась с Гарри. Он чем-то обеспокоен. Смотрит с грустью. Гладит по голове, как маленькую. Круглые очки, шрам, спрятанный под челкой- до сих пор ненавидит, когда его узнают на улице. Герой… Он так не считает. Смешно, он думает, что ему исключительно повезло, потому что у него есть мы - я и Рон. Хотя он прав, людям в действительности, не очень нравится дружить с героями, ведь это чревато - героям всегда приходится чем-то жертвовать. И чаще - близкими, чтобы спасти мир.
А ты пожертвовал мной. Зачем? Не спрашиваю «за что». Просто ответь, как ты мог отказаться от того, что могло бы быть? Я вижу как наяву, наши вечера дома, когда нам под шестьдесят и на каникулы приезжают внуки. Ты все так же строен и быстр, твои волосы белые и седины в них не видно, а губы плавятся в такой улыбке, что и король бы позавидовал. Мы - вместе, и нет ничего естественнее. Куда бы я не пошла, всюду упираюсь лбом - в тебя. Как ты можешь продолжать где-то быть, длиться- не-со-мной?

….
Сегодня я рассмеялась, напугав Северуса. Мне кажется, он думает, что я схожу с ума. Не сходу – выхожу - к тебе, в воспоминания.
Я вспоминаю нашу квартиру, то как я не вылезала из твоих рубашек, оставляла на полу чашки от кофе, и ты о них запинался, и потом еще долго орал, что ты не эльф - домовик, прибирать за мной срач. Я с веселым изумлением разглядывала тебя - я думала, ты и слов-то таких не знаешь. Засахарить бы эти воспоминания, положить их на полку и в минуты тоски отламывать по куску - вот ты сидишь над отчетом, я мою посуду, гудит телевизор и кажется, мы давно женаты, и нет остального мира….

…Драко, ты стал отцом. Номинально. Папой будет Снегг. Ему достанутся и первая улыбка, и разбитые коленки ,и шепотом-«я влюбилась». Как ты мог променять всё это на свою леди с лицом лошади и брезгливой гримасой?
Что творилось у тебя в голове? Хотя, в такие времена я уже не знаю, что –норма. Возможно - ты как раз и нормален, а я истеричка?

Снегг закрыл дневник, зажал ладони между коленей. Руки тряслись. «Как я мог?! Как мог убить чужую любовь? Но,- он встал,- не я ее оставил. Не я - он!». Он с силой треснул по стене. Сбил костяшки. Боль помогла прийти в себя. Нужно было дочитать дневник.
Как наркотик. Схоже с мазохизмом, невозможно оторваться, и если задвинуть логику, то можно вообразить, что всё это письма - тебе. «Ты врешь себе Северус, и понимаешь это».
Сел в кресло. Открыл дневник. Простенькая узкая синяя книжица, а какие изощренные пытки в себе содержит…


Я скучаю по тебе каждый день. Иногда я жалею, что вообще тебя встретила. Я пытаюсь отыскать - с чего же все началось? Когда я поняла, что ты не просто вредный белобрысый мальчишка, въедливый и задиристый слизеринский хорек? Ведь не с того вечера в Малфой Мэнор, когда ты утащил меня от Нотта? Нет, всё началось много раньше.
Сначала ты задирал меня. А я огрызалась. Потом… Ты перестал отвечать на мои резкие замечания. Только смотрел. Твой взгляд можно было фасовать по склянкам - такой он был тяжелый. Ты стал задирать Уизли и просиживать по полдня в библиотеке. Иногда я думала, не дымятся ли у меня волосы от твоего мрачного взгляда.
Да, начало ведь вещь беспорядочная. Оно подкрадывается, хоронясь по темным углам, делая вид, что просто - шло мимо. И - бац! Ты - попала. Я - вляпалась в тебя. Влипла. Въелась. И - теперь всё. Кого-то полюбить не получится. Я очень виновата перед Северусом. Он добр ко мне. Но мне без тебя не быть. Я не смогу. Остается существовать, длиться, присутствовать.
Тошно.

Снегг захлопнул дневник. Налил себе коньяк из пузатой бутылки. Очень хотелось заорать и что-нибудь разбить. Но за стеной спали дети. Нельзя их будить. Он тихо вышел и отправился в детскую.
У окна в воздухе посверкивал ночник - какой-то пушистый шарик. Гермиона с ним раньше не расставалась. Теперь он достался детям. Снегг подозревал, что этот пушистик -подарок Малфоя еще из «той» жизни. Хотелось выбросить и свалить вину на домовиков. Не сделал.
Роза спала, раскинувшись под одеялом и вытянув кулачки вверх по подушке. У нее на губах мелькала улыбка - ничего от Малфоя, кроме цвета волос - вылитая Гермиона. У Снегга сжалось сердце.
Сын спал как по линейке - вытянувшись солдатиком и хмурил брови. Снегг задумался, а любит ли Гермиона их ребенка? Встряхнул голову, отмел подозрения - любит. Тихо прикрыл дверь и вышел.

В кабинете его ждал дневник. Под бликами надписей на обложке Снегг чувствовал себя как перед василиском. Стоит открыть и его зальет смертоносным ядом.


Время прибирает за нами юность. Мы больше никогда не вернемся в детство. В Хогвартс, в нашу квартиру. Нас - уже тоже - нет.
Есть ты – отдельно. Я тебя сегодня видела, мы даже поговорили. Ты смотрел беспечально, а меня с головой заливала неживая злость, когда я видал как твоя жена пялилась в окно и дула губки.
А я как дура, таращилась, ища и выбирая те части тебя, которые останутся со мной навсегда. Я вижу тебя - в жестах чужих людей, в наклоне голову, в характерном «ш». Я нахожу тебя в любой толпе - деталями в посторонних.
Иногда я думаю, что в такой любви как твоя- не третий, уже второй был лишний. Но когда я думаю о тебе, мне хочется стать городом, чтобы обнять тебя, где бы ты ни был.

-Хватит!
Разбился бокал, брошенный в мрамор камина. Ярким пламенем вспыхнул коньяк.
-Хватит! Я не имею права!
Снегг сел за бюро и написал Малфою.
Ответ пришел через час. Они договорились о встрече.
То самое кафе, где Северус ждал Гермиону, и она пришла чуть живая. Сейчас здесь же он ждал Драко. И тот пришел. Кого ожидал Снегг встретить? Аристократа, холодного и острого, как бритва, копию Люциуса? А увидел серого замотанного парня с неживыми глазами.
-Снегг
-Малфой
Они помолчали.
-Ты хотел меня видеть,- отсутствующий взгляд в стену.
-Не хотел, но надо.- Снегг заставлял себя сохранять спокойствие.
-Я знаю, ты пишешь письма моей жене,- Снегг не удержался.
-Да, я просил о встрече мать моего ребенка,- Драко посмотрел остро.
«Ага, показываешь зубы?» Снегг подобрался: - Моего ребенка! Ты не имеешь на нее прав.
-Ты пришел препираться?- Драко устало опустил лицо в ладони.
-Нет.- Снегг выдохнул. - Я пришел ее отпустить - к тебе.
-Что? - Малфой смотрел потрясенно.
-Держи. - Снег протянул дневник,- она же умирает, ей без тебя каюк, даже если она не вполне это понимает, она или рехнется или просто угаснет.
Малфой открыл дневник. И отключился от мира.
Прошло два часа.
-Но почему?
-Что? - устало спросил Снегг.
-Почему она не захотела встретиться?
-Я сжег письма.
-Ты…что сделал?!- Малфой стал серым. Потом красным. - Снегг! Какого…
-А что ты хотел,- Снегг заорал в ответ,- ты писал письма моей, между прочим, жене! О чем ты вообще думал, когда ушел? Она же тебя ждала. А ты солгал. Зачем?
-Я должен был поправить состояние моей семьи,- Малфой говорил, сжав ладони между колен, и смотрел в стол.- Я должен был решить проблемы родителей.
-Решил? Молодец! Иди и застрелись!- Снегг устало потер лоб.- Какого рожна, Малфой?! Ежу ясно, что вы предназначены друг другу. Такие сильные чувства – такое только раз бывает. Неужели ты надеялся, что с кем-то новым у тебя выйдет хоть отдаленно что-то похожее?
Ты не станешь счастливым снова, потому что таким ты можешь быть только с ней рядом. Мерлин, ты же не идиот, ты же знаешь, ни один человек не появляется в жизни другого случайно, так какого боггарта ты ушел?!

Малфой сидел, опустив голову и ссутулив плечи. Снегг встал.
-Так, - Малфой поднял голову, узнав прежний профессорский тон,- завтра вы встретитесь и поговорите. И решите что-то окончательно. Но,- Северус посмотрел на Драко сурово,- я не дам тебе портить ей жизнь. Она не будет твоей любовницей. Только женой. Понял? Ты разведешься с Асторией ради Гермионы? Ты готов к этому?
Кивок. Молча. Снегг кинул в ответ, накинул мантию и стремительно вышел.
----
Гермиона

В последнее время я явственно ощущала, что что-то не в порядке. Я не могла в деталях понять, что же меня так тревожит. То ли то как муж задумчиво рассматривает меня, когда я кормлю завтраком Розу, то ли то, что он дольше обычного засиживается в кабинете, а потом ходит мрачнее тучи. Что-то происходило.
-Гермиона,- я вздрогнула от сурового тона. Северус давно так не говорил со мной, будто я провинившаяся ученица.- Сегодня в городе у нас будет встреча.
-С кем? По работе?
По лицу мужа пробежала тень.
-Не вполне, но это важно. К двум будь готова.
Я пожала плечами и занялась конспектами. Через неделю экзамен по травологии.
Два. Мы пришли в знакомое кафе. Я недоумевающее огляделась-с кем мы должны встретиться. От столика у окна поднялся Малфой. Я замерзла. Крепче сжала локоть Снегга. «Нет! Не хочу! Не могу! Слишком больно, не смотри!» Хотелось крикнуть Снеггу:- забери меня отсюда!
-Малфой.
-Снегг.
Мужчины поприветствовали друг друга. Я ничего не понимая, переводила взгляд с одного на другого.
Северус повернулся ко мне: - поговорите. Я вас оставлю.
Хотелось вцепиться ему в локоть и просить: - не уходи!
Ушел. Обернулась к Малфою - смотрит, не отводя глаз, будто наглядеться не может. Так и хочется плеснуть в лицо водой из стакана- «отведи уже глаза, я дышать не могу!»
Опустил взгляд, обошел стол помог снять плащ, от ладоней на плечах жар шел как от углей, руки слегка дрожат или это я трясусь? Не могу понять.
Сели. Собрала всё мужество:
-Ты хотел поговорить?
Он молча выложил на стол дневник. Мой позор. Мою любовь. Его никто не должен был видеть. Никогда. Я только в кошмаре могла представить, что о читает эти, выписанные из сердца, строки. Я не могла поднять на него глаз.
-Гермиона,- Малфой протянул руки и взял мои ладони в свои.- Прости. Прости меня…- и слова полились потоком.
Он говорил взахлеб, у меня в голове всё плыло, я едва ли понимала десятую часть. Но и этого мне хватило.
Он меня любит. Он сделал это ради семьи. Он не может так больше. Я нужна ему. Он писал мне письма. Он-меня-любит.
Не помню, даже тогда, в нашей общей жизни, говорил ли он мне это? Нам было прекрасно вместе, так естественно, как дышать, прикосновения были током по нервам, но о любви мы не говорили. Никогда.
А сейчас он говорит, что - любит.
Я все забыла. Забыла, что у нас семьи, у него – брезгливая блондинка с замком и папой, у меня - Северус и дети. Я просто смотрела не отрываясь, впитывая всё, что пропустила - новые морщинки у глаз, более острый угол скул, он похудел, хотя, казалось, куда уж больше, под глазами поселились, как будто навеки, фиолетовые синяки, а волосы стали короче и нет моей любимой челки.
-Челку - жалко,- я машинально протянула руку, погладила колючий ежик.
Он закрыл глаза, зажмурившись как ребенок, который не желает просыпаться.
-Волосы - отрастут,- он смотрел с надеждой,- всё можно исправить.
-Не всё.- Я говорила тускло. – Ты женат, я-с мужем.
-Я развожусь.- Малфой заговорил резче.- И Снегг тебя отпусти. Если ты мне поверишь.
Я сжала губы. Как я могла верить? Однажды он уже ушел и я тогда едва не умерла. Если он повторит этот трюк еще раз, я не выберусь.
-Нет. (Он вздрогнул) Это была сказка. Такой любви не бывает. Хватит. Мы больше не дети.
-Гермиона,- Малфой смотрел умоляюще.- Ты же волшебница, как ты дожжешь не верить в сказки?
-Нет,- я высвободила руки и встала,- я ухожу.
Взяла дневник и пошла к двери, чувствуя, что умираю-с каждым шагом. Не дошла до дверного колокольчика, развернулась, готовая броситься к нему и уткнулась носом в его свитер. Задохнулась от родного запаха, обняла за шею, вздохнула захлебываясь:
-Не могу, не могу уйти от тебя.
Малфой сжал меня в объятиях, крепко, впечатывая в себя всеми выемками, всеми косточками, каждой клеткой кожи.
Мы трансгрессировали.
Пыль в воздухе - снежинками, знакомый коридор. Квартира моего счастья и острой боли потери. Мы – остались.
Развод прошел тихо. Роза живет с нами. С сыном вижусь часто. Северус как-то смог принять все это, хотя у меня в голове не укладывается, как он сумел это сделать. Но он - спокоен. Общается с Малфоем вполне мирно, называет нас - дети, и очень любит сына.
А Роза зовет Малфоя папа. Я стою у окна квартиры и смотрю, как Драко с дочкой носится по детской площадке. Та убегает с воплем, а он, распахнув руки, делает вид, что ловит, но вот никак не ухватит. Роза в восторге. Ей скоро пять. Когда подрастет - и не вспомнит, что был такой период в жизни, когда у нее был другой папа.
Снегг вернулся в Хогвартс и опять преподает зельеварение.
Спустя полгода мы тоже переехали в школу. Теперь это наш единственный дом. Астория отсудила у Малфоя все что возможно и запретила видеть сына. Но и Малфой - не суслик, а вполне себе хитрый хорек. Он устроился в школе преподавателем ЗОТИ, так что через несколько лет он будет видеть Скорпиуса ежедневно на уроках.
Я работаю с мадам Помфри. Как оказалось, занимательна и непредсказуема жизнь школьного врача. Чего только детски умудряются не отчебучить. Но мне нравится быть занятой.
Роза подрастает. Северус - младший тоже - рядом. Так что я с детьми и не разлучалась.
А Хогвартс – наш дом. Воистину, здесь всегда находит помощь тот, кто в ней нуждается. Даже если мы уже и не ученики.
Мы все сильно изменились. Северус подружился с Невилом Долгопупсом, который теперь профессор травологии и глава факультета Пуффендуй вместо мадам Стебль. Они вполне мирно беседуют, играю в шахматы и даже азартно спорят о свойствах растений.
К Малфою вернулся фарфоровый цвет лица и сумасводящая улыбка. Я до сих пор не верю, что все так обернулось. Но наши ночи меня убеждают. Я смотрю на Драко и решаю - сказать сейчас, или подождать до вечера. Он опять станет папой. Северус уже знает. Он вообще всегда знает все, что касается меня. Задрав бровь, он кивает на Малфоя. Я встаю и иду к мужу. Через две минуты большой зал потрясает вопль. А я смеюсь от счастья.


Пожалуйста ,если берете себе ,указывайте автора и кидайте ссылку на оригинал.

@темы: фанфики по Гарри Поттеру, авторские фанфики

10:49 

ГГ ДМ "Сбежать со свадьбы". Фанфик по ГП.

Гермиона потерянно сидела над кипой белья, над ее головой фоном проносился голос миссис Уизли, которая поучала какое белье приберечь до особого случая, а какое можно будет сразу пустить в оборот.
«Что я вообще здесь делаю?»- Гермиону обуял ужас. Всё это-подготовка к свадьбе, Рон, гости, подарки, это дурацкое белье - просто нелепая ошибка.
Гермионе очень хотелось ущипнуть себя за руку, чтобы проснуться, но она знала – это не сон, к сожалению это реальная жизнь.
С истеричным смешком Гермиона вдруг вспомнила анекдот, который недавно прочла в какой-то маггловской газете: «Найди работу как хочет папа, выйди замуж как мечтает мама, роди внуков как требует бабушка, сделай всех счастливыми. Застрелись».
О да, последнее слово дурацкой шутки как рад очень ясно отражало ее душевное состояние.
-Мне нужно.., - Гермиона поднялась и под недоуменным взглядом Молли вышла из гостиной.
«Место, любое место, где можно побыть одной и подумать».- Гермиона лихорадочно прикидывала куда податься, пока ее не взяла в оборот очередная тетушка «с какой-то там стороны Уизли».
«Наверх нельзя,- глаза Гермионы лихорадочно блестели,- там Гарри с Джинни - наконец-то уединились. Они так мило краснели когда она пошла вниз разбирать подарки, что сразу было ясно-ближайшие два часа и думать не стоит о возвращении в комнату».
На кухне возился Чарли. Обычно Гермиона не имела ничего против компании Чарли, он был наиболее адекватным в разношерстном семействе Уизли, от него никогда не нужно было опасаться подначек и шуток, как от Фреда и Джорджа, и он никогда не стал бы читать ей нудных лекций, как Перси, и она его вполне понимала в отличие от Билла, который говорил финансовыми терминами с такой скоростью, как будто выстреливал из пулемета.
Но и Чарли было нельзя. Если бы он был там один - другое дело. Она бы налила себе кружку кофе, он бы резал овощи для рагу и рассказывал о драконах. Странно, при мысли о драконах Гермиона улыбнулась. Чарли был на них совершенно помешан. Она знала всего трех людей на земле столь привязанных к этим жутким созданиям. Одним был Хагрид. Гермиона до сих пор с улыбкой вспоминала их мероприятие по эвакуации маленького но опасного Норберта - метлами с вершины Астрономической башни. Вторым был, несомненно, Чарли-весь в ожогах, но от этого ни чуть не менее влюбленный в огромных чешуйчатых тварей. Третий…- здесь Гермиона вздохнула - был Драко Малфой. Имя-то какое - подстать увлечению!
Она всегда считала Малфоя напыщенным и избалованным индюком, пока однажды не увидела как он возится с новорожденным дракончиком, которого контрабандой опять раздобыл Хагрид. Малфой аккуратно кормил дракончика мясом, поглаживая по шейке, что-то успокоительно ворковал и вполне мирно беседовал с Хагридом, пока никто не видел. Гермиона, решившая зайти проведать лесничего, глазам своим не поверила. И не только глазам, но и ушам, когда Малфой стал советоваться с Хагридом, не стоит ли сильнее растопить печь, а то ему кажется, малыш мерзнет! Хагрид разрешил и Малфой как простой смертный, отправился за дровами. Тут-то они и столкнулись. Слизеринец покраснел, потом побледнел, хотел что-то сказать, но сжал губы.
- Не издевайся!
-И не подумаю,- Гермиона смотрела серьезно. Малфой чуть расслабился.
-Никому не говори, даже Поттеру.
-Не скажу.
Вот так, стоя у хижины Хагрида, они заключили мир.
Конечно, Гермионе было очень интересно, с каких это пор Малфой таскается к Хагриду, и с чего бы это они подружились.
Если честно, сначала она опасалась что Малфой как всегда замыслил какую-то пакость. Но, наблюдая за возней слизеринца с драконом, она пришла к выводу, что и у хорьков есть сердце. Слабым местом Драко оказались драконы.
Гермиона вздрогнула, услышав как хлопнула входная дверь Норы. Если она немедленно не уберется из коридора, не миновать ей очередного знакомства с ближней родней: троюродной тетушки второй бабушки отчима мужа нашей крестной.
Она вышла в сад. Спрятаться было негде, кроме кустов сирени. Они еще не до конца облетели и единственные давали что-то вроде укрытия. Гермиона вспомнила как в детстве играла в парке неподалеку от дома, там тоже были кусты сирени, где детвора строила домики. Всё это было еще до того, как Грейнджер получила письмо из Хогвартса и ей открылся новый и непривычный мир магии.
Сейчас она уже закончила школу и подумывала об университете. «Хорошо бы было изучать колдомедицину»,- подумала Грейнджер. Но Рон говорил что лишних денег в семье нет и вряд ли они потянут такую дорогую специальность. – И, вообще,- добавлял Рон,- мама вот не училась после школы, и-счастлива.
Гермиона при этих его словах всегда молча выходила из комнаты, боясь сорваться и наговорить лишнего. Она же не могла ему сказать, что не все были бы счастливы родить 7х детей и заниматься уборкой, стиркой, готовкой с утра до вечера. Возможно, Молли это и подходит, но Гермиона отнюдь не была уверена, что такая жизнь пришлась бы ей по душе.
«Даже посоветоваться не с кем!»- раздраженно подумала Гермиона, продираясь через ветки сирени.- Гарри теперь все время с Джинни, а Рон…. Рон, после того как стал ее парнем, перестал быть ее другом. С ним уже нельзя было запросто говорить обо всем, он все воспринимал под углом их личных отношений, и это было-тяжело.
Гермиона вздохнула:- Хоть с кем-нибудь поговорить бы!
-Ну, со мной поговори, Грейнджер,- раздалось с другой стороны кустов.
Гермиона не поверила своим ушам. Это глюк. Она только что о нем вспоминала, вот он и появился.
Глюк собственной персоной шагнул из-за кустов сирени: высокий, худощавый, быстрый и экономный в движениях, неуместно элегантный в своем кашемировом черном пальто и шелковом белом шарфе посреди грядок с фасолью.
-Малфой,- потрясенно прошептала Гермиона, почувствовав сразу нелепость своей прически и старые потертые джинсы, и растянутую толстовку.
-Грейнджер,- в тон гриффиндорке отозвался Малфой, подходя к Гермионе.
Он окинул ее взглядом, она, защищаясь, скрестила на груди руки, обхватив себя за плечи. Малфой неправильно понял ее жест. Он снял пальто, накинул на Гермиону, и, укутав ее в свой запах, утащил поглубже в кусты, подальше от любопытных глаз.
-Привет, Грейнджер,- Малфой не убирал своих ладоней с ее плеч, будто придерживая сползающее пальто,- ты хотела поговорить? Вот он я - золотая рыбка, можешь говорить, а можешь,- он усмехнулся,- загадать три желания. Обещаю исполнить в честь так сказать «знаменательного события».- Он поднял брови и добавил:
-Но учти, Грейнджер, и подумай хорошенько. Желаний только три - на всю жизнь.
-Я не хочу замуж!- выпалила Гермиона.
-В чем дело? Не выходи.- Малфой был совершенно невозмутим.- И тебе для этого даже не нужно тратить желание, просто откажись.
Грейнджер смотрела ему в лицо и завидовала такому спокойствию и невозмутимости:
-Ты не понимаешь, я не могу!
- Конечно, можешь,- Малфой слегка встряхнул ее за плечи,- ты никогда ничего не боялась, так теперь чего трусишь?
-Но я всех подведу, гости…
-Да ты и половины из них не знаешь. - Малфой решительно отметал сомнения.- Что касательно Уизли,- он скривился,- то может пора повзрослеть? Хватит стараться быть хорошей «для всех», так не бывает, Грейнджер,- он легко щелкнул ее по носу,- нельзя все осчастливить. Хотя,- он задумался,- осчастливить то можно, вот только затем захочется сдохнуть.- Он криво усмехнулся,- на собственном опыте говорю.
Вспомнив аналогию с анекдотом, Гермиона хихикнула. Малфой одобрительно покосился на ее улыбку:- Смеешься, значит жить будешь.
- Так что, Грейнджер, линяем? У меня за поворотом машина.
-Машина? Малфой, я брежу?
-Да нет,- он, скривившись, окинул взглядом свадебный шатер, фонтан и статуи,- скорее все это похоже на бред. Так что золотая рыбка к твоим услугам.
-Гари меня убьет,- с тоской промолвила Гермиона. Она разрывалась между желанием сбежать и все бросить и - ответственностью. Все-таки всю жизнь она была слишком правильно отличницей.
-Скорее уж Гарри убьет меня,- спокойно заметил Малфой,- это же я тебя увезу, можно сказать прямо против твоей воли.
-Неправда, я поеду по своей воле,- Гермиона с негодованием смотрела не Малфоя.
Тот закатил глаза:- Ну и глупая ты, Грейнджер.
А затем наклонился и на ухо ей прошептал: -А мы никому не скажем, пусть думают, что я тебя похитил. И Гарри останется твоим верным другом.
-А ты?
-А что я? Как был слизеринским хорьком, гадом и пакостником, так и останусь. Поверь, я это переживу.- Малфой говорил все эти слова о себе совершенно равнодушно и только потихоньку вел Грейнджер прочь от Норы. А она шла за ним как завороженная, вдыхая теплый и терпкий аромат, впитавшийся в ворот пальто и с каждый шагом чувствуя, как уходит тяжесть, лежащая камнем на плечах все последние два месяца.
Малфой не врал. За поворотом стояла машина-маленькая и спортивная. Совершенно не вписывающаяся в атмосферу английской глубинки, как и сам Малфой. Драко усадил Гермиону в машину, сел сам, и автомобиль, взревев, взвился ракетой.
-Малфой,- заверещала Грейнджер,- с ума сошел на такой скорости гонять?!
-Да ладно тебе, Грейнджер, расслабься. Тебе понравится.- Малфой вдруг рассмеялся, как мальчишка, а Гермиона поняла что он и правда очень молод. И она - молода. А она уже успела забыть - каково это - быть молодой. За всеми хлопотами и подготовкой к свадьбе ей уже иногда казалось что ей самой теперь далеко за сто - так тяжело все давалось.
Она вздохнула, взялась покрепче за ручку двери и огляделась.
«Какая красота»,- пришла в голову мысль. Они летели высоко в небе, здесь солнце еще не опустилось за горизонт, оно розово подсвечивало всё, что они пролетали - купы деревьев, белые домики ,ленту реки ,причал со старыми лодками ,стадо баранов- всё было пронизано розовым светом и само будто светилось.
-Красиво,- прошептала Грейнджер.
-Не то слово,- Малфой смотрел на нее не отрываясь.
-Куда мне теперь? - пришла в голову Гермионе мысль. Она вдруг поняла что лишилась привычной опоры. Стало страшно.
Она вздохнула:
-Малфой, поворачивай,- сказала она, не поднимая головы. Голос дрогнул.
- И не подумаю,- слизеринец смотрел на нее, задрав бровь.- Золотая рыбка выполняет первое желание, даже если заказчик в сомнениях.- Вдруг Малфой наклонился и похлопал гриффиндорку по колену,- не парься, Грейнджер, все будет хорошо.
- Что хорошо?- Гермиона шептала, на глазах закипал слезы.- Куда я пойду, что буду делать?
-Вот это уже разумная постановка вопроса.- Малфой задумался.- Поживешь у меня. Квартира большая,- предупредил он возможные возражения,- мешать мы друг другу не будем. Это к слову - где жить. А чем заняться…- он задумался,- ты же всегда любила помогать мадам Помфри, вот и иди учиться!
Грейнджер сухо рассмеялась: -Мне не потянуть оплату учебы.
Малфой поджал губы:
-Я дам тебе денег. И,- он взмахом остановил готовую взорваться гриффиндорку.- Это будет ссуда - на учебу. Начнешь работать - вернешь. Идет?- И Малфой протянул Грейнджер руку.
Устоять было невозможно.
-Идет,- согласилась Гермиона, и добавила. -Это второе.
-Что?- Малфой вдруг смутился.
-Желание второе,- уточнила Грейнджер.
Малфой криво улыбнулся: -А, да.
И они продолжили путь молча. Гермиона даже уснула.
«Ого, это же надо так расслабиться, чтобы уснуть радом с Малфоем, чудеса»,- думала она, когда, прибыв в Лондон, поднималась в квартиру.
-Да, огромная, действительно,- Грейнджер с опаской остановилась в холле.- Как бы не заблудиться.
Малфой, казалось, вовсе не замечал ее смущения.- Идем.
Он быстро провел ее по квартире, показал кухню, гостиную, библиотеку, кабинет и спальню, которая будет ее.- Моя рядом,- уточнил. Гермиона смутилась. Это Малфой проигнорировал - тоже.
Потом Драко отправил Грейнджер отмокать в ванной, заявив, что она явно продрогла сидя среди сиреневых кустов. Гермиона хотела возмутиться, что вероятно кто и простыл, так это Драко - он же отдал ей пальто, но сил и желания спорить не оставалось и она отправилась греться.
Когда Грейнджер, кутаясь в большой зеленый халат, вышла из ванной, то обнаружила на кухне Малфоя - в джинсах и белой футболке и босиком. Готовящего ужин.
-Надеюсь, ты не против пасты с сыром, это почти единственное что я умею делать.- Малфой мельком взглянул на Грейнджер, мостящуюся к столу, после чего подошел и налил ей большую кружку чая.
-Спасибо,- Гермиона грела руки о чашку, смотрела на Малфоя, готовящего ужин, будто он - Чарли Уизли и думала что она бредит. Но этот бред не внушал тревоги, скорее он был приятен, ее как - будто отпускало. Она не знала как долго это продлится.
Не долго, как оказалось. Ночью она проснулась в слезах и даваясь всхлипами, отправилась к Малфою требовать, чтобы он вернул ее в Нору, потому что на «должна».
Малфой, хлопая глазами, сидел на кровати и слушал причитания Грейнджер минут десять, после чего затащил ее на кровать, закутал в плед, обнял и велел на ухо: -Спать!
И она отключилась.
Утром ей было бы очень стыдно, но времени на страдания не оказалось. Малфой заявился уже в костюме, велел идти к себе собираться, мол через час собеседование в университете, он договорился.
Грейнджер не успела впасть в истерику. Вообще ничего не успела. Через час, причесанная и облаченная в элегантный и явно дорогой костюм, доставленный Малфоем, она сидела перед профессорами университета колдомедицины и отвечала на вопросы. Через два - она уже была зачислена на факультет хирургической медицины- самого сложного отделения вуза.
Потом они сидели с Малфоем в кафе, а он отвечал на письма и читал бумаги.
-Драко,- Гермиона хотела его поблагодарить. Но он остановил ее жестом: - Не надо. – Он усмехнулся.- Ты забыла? Золотая рыбка к вашим услугам. Есть третье желание?
-Пока нет,- Грейнджер смотрела на Малфоя и не узнавала его. В нем не осталось дерганности и злости, он был очень спокоен, очень уверен, очень доброжелателен.
-Драко, что с тобой произошло?
Он задрал бровь: - В смысле?
Она смешалась: - Ты очень изменился.
-А, - Малфой захлопнул папку с бумагами.- Просто я перестал жить по желаниям других людей: родителей, влиятельных знакомых, недругов. И стал жить - по своим.
-И что, стало лучше? - Гермиона слушала заинтересованно, пытаясь понять принципы успеха, ей тоже хотелось быть такой же спокойной и уверенной.
-Да,- ответил Малфой.
-И что ты стал делать? - Грейнджер не унималась. А что вы хотите, она же отличница и перфекционистка.
Малфой усмехнулся:
-Я отказался жениться по приказу отца, бросил финансовую академию чтобы изучать архитектуру и похитил со свадьбы девушку, которую люблю 7 лет.
Гермиона замерла.
-Расслабься, Грейнджер, это только мои проблемы и ни к чему тебя не обязывает. Эй, слышишь?- Малфой пощекотал ей нос кончиком пера, заглянул снизу вверх ей в глаза.- Выдыхай, Грейнджер, я пошутил.
-Правда? - Гермиона смотрела во все глаза.
-Да.
Гермиона расслабилась, а Малфой просто не стал уточнять, что это его «да» относится к вопросу о финансовой академии. Ее он все-таки закончил. Фондовые рынки это не шутка, они не терпят авантюристов. Так что за финансовой будущее семьи Малфой был спокоен. Какой семьи? Ну какой-какой, семьи с Грейнджер. Ясное дело. Осталось только приручить дикого напуганного гриффиндорского львенка с шоколадными глазами.
Малфой сидел, смотрел на Грейнджер и его не покидало ощущение, что после стольких лет борьбы с собой, предрассудками и ценностями семьи, он наконец-то поступает правильно.
Он улыбнулся Грейнджер и стал писать письмо Гарри Поттеру, извещая его, что свадьба не состоится, так как невеста передумала и выходит за другого. Малфой перечел письмо – убойно - надеюсь, инфаркт четырехглазого не хватит, все-таки Гермионе он дорог как память.
Ответ не заставил себя ждать, причем в диких выражениях. Малфоя они не напрягали. Он добился главного - вся ненависть Поттера сосредоточилась на Драко: - Уж с этим я как-нибудь справлюсь.
Через неделю выяснилось, что свадьба - состоялась. Невеста - Лаванда Браун. Гости довольны. Рон, судя по фото - тоже. Малфой долго думал - показывать ли «Ежедневный пророк» Грейнджер. Решил не врать, оставил на столе.
Гермиона пришла веселая и румяная от мороза. Сходу начала рассказывать, какие сегодня были лекции и семинары. Запнулась, увидев газету. Малфой наблюдал внимательно. Она прочитала. Улыбнулась - освобождено:
-Какое счастье, Малфой,- повернулась она к Драко, - что ты случайно оказался тогда у дома Уизли.
-Угу,- Драко смотрел на Грейнджер с изумлением. Наивная гриффиндорка. Ага, случайно! Ага, в кустах только 4 часа просидел, уже прикидывал, как бы проникнуть в дом. Не думали же вы, что Драко Малфой способен отступить, когда он идет к цели? Как говорится - цель вижу, в себя верю. И - вперед.
Им было очень спокойно - вместе. Малфой работал. Когда он сидел с бумагами кабинете, Гермиона никогда его не тревожила. Он же старался не шуметь, когда она уходила заниматься в библиотеку. Они часто готовила какой-нибудь простой ужин, типа пасты или риса с овощами, иногда выбирались посидеть в кафе. По вечерам гуляли под ручку как пожилая семенная пара.
Болтали без напряга и подначек. Ему всегда была интересна ее учеба. Она говорила взахлеб, а он с удовольствием слушал.
Иногда они читали вслух книги, сидя у камина. Чаще читал Драко устроившись на диване и положив ноги на пуфик, а Гермиона укладывалась рядом, подсунув ступни ему под спину, чтобы угреться. Она часто так засыпала. Вообще, в доме Малфоя она наконец, начала спать, лишь изредка ее мучили кошмары. Тогда она вставала, заворачивалась в плед и шлепала в комнату Малфоя. Тот пододвигался, что то бурча, обнимал ее, укутанную в плед, притискивал к себе, говорил: -Спать!- И она - засыпала.
Ей было хорошо - жить так, но иногда она думала, что слишком привыкла к Малфою: к его запаху - солнце и пряности, к его невозмутимому спокойствию и надежности, к его внимаю к ее учебе, к его домашнему виду - босиком и в пижамных штанах. Она слишком к нему привыкла. Всё в нем вплоть до мелочей стало таким «своим»: зубная паста, которой он чистил зубы - мята и перец, его привычка закусывать губу и опускать взгляд, когда он не хотел говорить о чем-то, то как он постукивал ногой под столом, когда волновался. Хотя это и было лишь раз, когда он получил какое-то письмо - за несколько дней до публикации в Пророке статьи о реабилитации его отца.
Он стал ей настолько привычен, что она, иногда, сбиваясь, думала - родной.
Но он же родным не был, он сам говорил - «золотая рыбка». Она помнила, у нее еще оставалось третье желание. Но что она могла просить теперь, когда он столько для нее сделал? Спас от брака с человеком, который без труда за неделю нашел ей замену. Помог исполниться ее мечте - получить образование и стать колдомедиком. Разве после всего этого, она имела право что – то просить?
Она лежала без сна, смотрела на тени, отбрасываемые ветками деревьев на потолок и стены. Слушала мерное дыхание Малфоя в соседней комнате и мечтала.
А, была не была, он же сам говорил - мечты исполняю. Она встала, взяла плед и пошла к Малфою. Тот, бурча, подвинулся: -Опять кошмар?
-Нет.- И замолчала.
-А что тогда?- тихо спросил Малфой. И голос был ,будто он и не ложился.
-Выполни мое третье желание.- Гермиона посмотрела на Малфоя. Свет луны отражался в его глазах, делая их совсем серыми, как ночное небо. Она вздохнула ,будто ныряя: -поцелуй меня.
Малфой улыбнулся. Закусил губу, но глаз не опустил. Смотрел на Грейнджер, и под его взглядом она загоралась, готовая вспыхнуть сверхновой.
И он ее поцеловал, наконец-то! Он целовал, а в голове проносились мысли, как долго пришлось держаться, не делая шаг навстречу, быть внимательным «просто другом», хотя, когда он обнимал ее, и она засыпала, он ночами лежал без сна, представляя…
И всё было, и лучше, чем в мечтах и мыслях, потому что было с ней - живой, отвечающей, нежной.
И не хотелось останавливаться никогда, никогда.
А утром не было неловкости, как будто все наконец, сложилось, как надо.
Она шла учиться, он занимался бумагам, и оба знали, что вечером сделаю пасту, будут болтать и пойдут прогуляться, и будут теперь еще ночи. Только для них двоих.
Ага, размечтались. Ну, в смысле, в общем-то так и сложилось. Только вот Поттера принесло не к месту. Сначала он долго орал и разорялся, а Гермиона чуть не заплакала. Но посмотрела на Малфоя и велела Гарри заткнуться. После чего подошла и устроилась с Драко в обнимку. Поттер захлопал глазами, потом неуверенно вякнул, что он в общем-то не против. На том и порешили.
Конечно, отношения восстанавливали долго. С Роном так и не удалось вернуть дружескую легкость. А встречаясь, Малфой и Уизли, обходят друг друга по кругу, как тигры.
Гермиона получила образование, правда пришлось прерваться на 2 года - родился Скорпиус. Гарри стал крестным.
Как ни странно, со временем Поттер и Малфой подружились и даже трепались о квиддиче, вспоминая, как соревновались в школе.
Гермиона в эти минуты разглядывала их, сидя в кресле и поражалась, как же они похожи - как негатив друг друга - худощавые, быстрые, спокойно-уверенные, чего совсем нет у Рона.
Потом опускала глаза на Скорпиуса, спящего у нее на коленях, и думала как хорошо, что на свадьбу принято дарить подарки, и Молли пришла в голову мысль все разобрать заранее, и подарили много белья, и дом был полон чужих людей, и она сбежала к сирени. И там ее ждал Драко. И он уговорил ее уехать. И решил за нее и не повез обратно, когда она просила.
Ее решение. Его решение. Целая эпоха. Две жизни сложились в одну только потому что кто-то когда-то сказал:- Да. Вот так одно слово может изменить жизнь, теперь Гермиона очень отчетливо это понимала.
-Поедешь со мной?
-Да.

Пожалуйста, если берете себе, указывайте автора и кидайте ссылку на оригинал. Спасибо : )

@темы: фанфики по Гарри Поттеру, авторские фанфики

10:47 

ГГ ГП "Вот этот, наконец, девочка, тот самый". Фанфик по ГП.

Спасибо Вере Полозковой за прекрасные стихи.

Рон целовал Лаванду, Гарри, повернувшись, увидел - отдельными кадрами: яркие розовые губы, ухмылку под рыжей огненной шевелюрой, ошеломленное лицо Гермионы с пробежавшей по нему судорогой. Он моргнул, Гермионы и след простыл.
Гарри знал, что сейчас он очень нужен Гермионе Грейнджер, она никогда не просила его помощи и внимания, он просто приходил, смотрел в ее серое лицо, хватал в охапку и, обнимая, старался передать ей часть своих сил, чтобы она могла жить дальше.
И сейчас он спустился по лестнице, она сидела на последней ступеньке, не оборачиваясь, сказала, будто знала что это пришел он:
-Почему Гарри, почему так больно?
Он смотрел на нее, прикусив губу, что он мог ответить такого, что способно ее утешить?- Ничего. Поэтому он просто взял ее ладонь в свою, и, переплетя их пальцы, укрыл их другой ладонью. И так они долго сидели в тишине. И только тишина знала - о ком думает в этот момент каждый.
Прошло несколько лет, вот шестой курс, Гарри возвращается с поздней тренировки по квиддичу. В темном коридоре шестого этажа эхом разносится жесткий тягучий глосс:
-Да, говорил что буду рядом, но всё меняется, Грейнджер, неужели ты столь наивна, что думала мы будем всегда вместе? Поразвлекались и будет.
Голос прерывается, слышен звук пощечины. Гарри уже бежит к классу в конце коридора. Распахивается дверь, и едва не сбивая его с ног, вылетает Драко Малфой.
-А, группа поддержки,- шипит он сквозь зубы, отталкивает Гарри к стене и мчится, ругаясь, дальше.
Поттер заглядывает в класс. На полу у стены, скорчившись и спрятав лицо в ладони, сидит Гермиона Грейнджер.
Гарри подходит, садится рядом и обнимает гриффиндорку. Та, со всхлипом, утыкается ему носом в плечо.
-Почему Гарри, почему, зачем? Зачем он мне нужен? От него же озноб пробирает, у него 40 тысяч ухмылок и все разные. То глумится, то задумчив, то язвит, то недоумевает.
Она сухо смеется:
-А его провокационная улыбка? А - обескураживающая, а та - ни на что не похожая, когда он замыслил недоброе?
Она бьет Гарри кулачком в грудь:
- Зачем?! Зачем я с ним связалась. Ведь он же - перекати поле, и счастье с ним - ломкое как лед над болотом, шаг - и уже захлебнулся!
Она рыдает, откинув голову ему на плечо, и Гарри ,не удержавшись, торопливо и горячо целует ее в висок.
Седьмой год. Им придется уехать. Гарри ждет Гермиону, встреча назначена у статуи горбатой колдуньи. Он опоздал. Ее тоже нет. Может, она уже ушла. Но нет - в коридоре мелькают тени, двое ,кто-то высокий в темной мантии нехотя выпускает из объятий хрупкую девичью фигурку. Слышен горячий шепот как обещание.
Незнакомка спешит по коридору к Гарри, по пути превращаясь в Гермиону - он узнает ее по характерному наклону головы и стремительной походке. Кто тот незнакомец, с которым она только что рассталась? Резкий разворот, взмах плаща, решительные шаги, бесшумная походка. Снегг?!- Не может быть!
В душе Гарри как будто вскипает коктейль из терпкой ревности. Он опускает взгляд, стараясь успокоиться. - Он просто друг! Но сколько можно себя обманывать.
Гермиона подходит, он ожидает встретить довольную улыбку, но видит лишь уставшее, озабоченное лицо.
-Гарри,- шепчет она, и он раскрывает ей объятия. Она тесно прижимается к нему, будто желая вплавиться в него, спрятаться от этого мира.
-Почему так, Гарри?
-Что?- шепчет он, осторожно поглаживая ее волосы.
-Он все еще ее любит, твою маму,- поясняет она. Гермиона сухо и хрипло смеется, как истеричка со стажем:
-Я у него для постели, а она - в его голове и сердце. Не передать как больно.
-Тшш,- шепчет Поттер, крепче обнимая Гермиону, а та, тихо, уткнувшись ему губами в ухо, шепчет:
-И этот тоже, тоже - не для меня.
От ее близости, от этого горячего шепота Гарри накрывает волной из смеси бешеного желания и умиленной нежности, хочется схватить ее и унести от мира - дальше, дальше.
Впрочем, он усмехается ей в волосы, это то им и предстоит. Только они вдвоем. Рон не идет. Он решил остаться с семьей. Может быть, так и лучше.
Они трансгрессируют. Живут в палатке. Меняют явки и пароли. Часто переезжают. И не возвращаются на старые места. Как ни странно, им становится легче. Гермиона больше не плачет, не ходит с потерянным видом, с удовольствием готовит, играя в хозяйку, Гарри не против. Он ничего не против, если это способно вернуть ему прежнюю Гермиону. А свою цель, предназначение, он знает - он должен убить Волан-де-Морта. Возможно, ему проще чем другим людям, не нужно гадать и тыкаться наугад носом, он знает, зачем родился и это всё делает проще.
Вот только Гермиона, его лохматое солнце, как бы ему хотелось, чтобы она ожила и начала улыбаться.
Он вспоминает как увидел ее впервые, когда она искала жабу Невилла, как потом помогала спасать Сириуса, какой принцессой пришла на бал с Крамом, как рыдала когда ее бросил хорек, и думает: почему она никогда не смотрела на него, как на Рона, или - Малфоя, или - Снегга?
До него вдруг доходит - он сам всегда вел себя с ней, как брат. Он слышит знакомую мелодию, встает и, протянув руку, приглашает Гермиону на танец. Она смотрит удивленно. Но берет руку. Он обнимает ее, притягивая к себе, не так, как раньше, но так как хотел всегда, прижимая горячую ладонь к пояснице.
-Гарри…- Гермиона пытается что-то сказать, но Поттер, наклонившись, шепчет ей в губы:
-Солнце моё, и - целует, как в последний раз.
Она замирает на миг, и- отвечает.
А Бог с неба шепчет: - Вот этот, наконец, девочка, тот самый.
А музыка все играет…

@темы: фанфики по Гарри Поттеру, авторские фанфики

10:17 

я ведь любила тебя, солнце моё, отчаянно,
вечность назад тебя встретив нежданно-гаданно,
к берегу светлому наши суда причалили
рядом друг с другом - и правдами, и неправдами.

семь долгих лет я знакома с твоей лёгкой поступью,
семь же - касаюсь во сне тебя нежно пальцами,
[но из семи тебя вечность не видеть - просто ли?]
мне уже, знаешь, теперь глубоко без разницы

кто и когда со мной рядом, и сколько очерков
было с чужими - вслепую, во тьме раскаянья.
годы идут, мой дневник разрезая прочерком...

вечность кончается, милый мой.
не бросай меня.

@темы: Стихи

10:02 

Зацепило

я смотрю на тебя и, кажется, я попала -
это круг без конца, да что там, и без начала.
ничего кроме строк банальных из глупых песен,
этот мир без тебя, мой друг, небывало пресен

и статичен, и глуп, я тяну в себе, как по нотам,
строчки глупые песен, кажется отчего-то,
что они наполняют смыслом молчанье между.
знал бы ты, как сорвать мне хочется всю одежду,

вместе с кожей и прочей глупостью человечьей,
чтоб душа тебе пела песни без нот и речи.
но мы просто сидим. это кофе да свет в окошко,
по бульвару идут огромные кот и кошка,

им наверное легче - муркнул и вот вы вместе.
я смотрю на тебя и, кажется, что не вместим
мы молчание наше в воздухе всей планеты.
кошаки оба черные, вот тебе и приметы.

успокоиться, выдохнуть - кофе? пожалуй, кофе.
этот вечер стремится к ядерной катастрофе,
а в пустой голове стишки о любви до гроба...
почему ты молчишь? почему мы примолкли оба?

словно час в тишине огромной, чернее тучи,
нас подставил с тобою в жуткий несчастный случай,
а на деле минута, максимум три, ну две
мы сидим в небывалой, замкнутой тишине.

столько важного можно было бы рассказать,
что проблемы грызут безжалостно, что их рать
накопилась к концу шестнадцатого внутри,
что у дома сгорели гадские фонари,

и никто их не чинит, что холодна постель,
что пластмассовой елкой вдруг заменилась ель,
а она ведь не пахнет, что все не чуют что ль?
как уже не берет ни кофе, ни алкоголь -

все отчетливо помнишь, только дуреешь в миг,
как из горла отчаянно рвется порою крик.
я все это читаю прямо в твоих глазах -
мы молчим, ведь так принято, значит увы и ах,

значит мат нам, и больше некого тут спасать,
песни глупые будут греть мне собой кровать.
значит надо сказать - спасибо! и выйти вон.
значит лишнее все, с каких не взгляни сторон,

значит, друг мой, ты мне не назван, ты мне - не Бог,
значит разные векторы наших с тобой дорог.
но когда я уже за гранью добра и зла,
ты спасаешь вопросом - ну, как там твои дела?

и мы будем сидеть до ночи в пустом кафе,
каждую глупую песню, в каждой ее строфе,
пропевая в две глотки что-там о любви.
я смотрю на тебя,
и к черту все фонари.

(с) Олли Вингет | Пряша

12:23 

ГГ/ДМ "Ты не смеешь гулять с другими". Фанфик по ГП.

Гермиону уже буквально потряхивало от Малфоя. Стоило ему только появиться в поле ее зрения и у нее начинали так дрожать руки, что все буквально валилось из разжимавшихся пальцев. Вот и сейчас, когда они с Роном и Гарри только-только устроились за столиком в пабе, собираясь выпить чего-нибудь горячего (на улице был мороз), как она, оглянувшись от какого-то странно тянущего ощущения в области затылка, наткнулась на ненавистный взгляд серых глаз.
Малфой, как всегда элегантный, как всегда в черном, шел от входа к лестнице на второй этаж. Как раз за лестницей и находился столик, оккупированный друзьями. Слизеринец скользнул равнодушным взглядом по Уизли и Поттеру, но на Грейнджер он задержался. Гермиона отвернулась, чувствуя, как краснеют щеки и начинают трястись руки. Им принесли напитки - мальчишкам сливочное пиво, ей - чай. Она быстро протянула руку к подносу и подхватила свою чашку. Поторопилась. Неловко вздрогнув и жалобно звякнув о блюдце, чашка опрокинулась, от души окатив Гарри и Рона своим содержимым. Те с воплями вскочили, отряхиваясь. Гермиона боялась оглянуться и увидеть презрительную улыбку слизеринца, говорящую - а чего еще можно ожидать от паршивой грязнокровки.
Вздохнув и приказав себе не оглядываться, она постаралась сосредоточиться на своих друзьях. Рон с обидой выговаривал ей что-то. Слова звучали как иностранные - она слышала их, но не понимала смысла. До нее дошло, что друзья ругают ее за неуклюжесть. Ну, с этим она могла справиться.
Она расправила плечи и наставительно подняла палец:
-Вы не понимаете своего счастья!
Парни в обалдении уставилась на нее, а она продолжила:
-Во-первых - чай зеленый, а не черный, значит пятен не останется!
В глазах друзей промелькнуло согласие и отдаленный ужас, как будто они представили, что было бы сейчас с их брюками, выбери она сегодня свой любимый кофе цвета дегтя.
-Во-вторых,- Гермиона продолжала наставительно,- чай - без сахара! Вам даже замывать пятна не придется.
-И в-третьих - радуйтесь, что я заказала негорячий чай!
На лицах мальчишек отразилось осознание пополам с облегчением - ну да, род в детях они еще не продолжили, как не крути, лучше быть мокрым, чем ошпаренным.
Гермиона выдохнула. Как оказалось, пока она отчитывала друзей, успела совсем позабыть про Малфоя и руки перестали дрожать, а туман в голове рассеялся. Все-таки Малфой ужасно на нее действует, при нем она совершенно не может связно мыслить.
Пока Потер отправился за второй чашкой чая, Гермиона погрузилась в воспоминания.
Все началось еще в поезде, когда она шла по коридору, разыскивая жабу Невила. Какой-то мальчишка в дорогих кожаных ботинках пихнул ее в сторону, а когда она собралась возмутиться, обозрел презрительным взглядом светло - серых глаз:
-Ты что не знаешь, что мне надо уступать дорогу?
-А ты кто?
-Кто я? -у блондина кажется пропал дар речи.
-А, ты магглорожденная!- Он презрительно прищурился.- Тем более - с дороги!
Она почувствовала, что он сказал что-то оскорбительное, но не поняла чем он ее обидел.
Когда они с Невилом, найдя Тревора, сидели в купе, Гермиона, наклонившись к Долгопупсу, тихонько спросила:
-А то значит магглорожденная?
Невилл немного смутившись, разъяснил ей все - о чистоте крови и волшебницах из немагических семей.
-И, вообще, к чему этот вопрос? - Невилл смотрел спокойным взглядом, поглаживая по шейке Тревора.
Гермиона смутилась: - Один мальчик… Он сказал, что раз я его не знаю, значит я…
-А,- Долгопупс понимающе улыбнулся, - такой худенький зализанный блондин, похожий на хорька?
Гермиона рассмеялась: -Точно!
-Так это Малфой,- Невилл скривился, а потом добавил, решительно сжав руку Гермионы:
-Никогда не позволяй кому-то внушить, что ты хуже, только потому что ты из семьи магглов! Чистота крови – чушь, важны только поступки!
Он продолжил, усадив жабу на сидение и развернувшись к Гермионе всем корпусом:
-Малфои – старинная чистокровная семья, а творят всяческие зверства. Нет в стране семьи, которая в какой-либо мере не пострадала от таких как Малфой и его приспешники.
Невил взял Гермиону за плечи:
-Никогда-никогда не позволяй Малфою внушить тебе, что ты хуже его, учись лучше всех, заткни его за пояс, пусть захлебнется желчью от зависти!
Гермиона потрясенно смотрела на Долгопупса, она и предположить не могла, что за внешностью нерешительного толстячка скрывается такая страстная натура.
Она успокоительно погладила Невилла по плечу, понимая, что за такими речами наверняка кроется что-то личное и сказала:
-Я и так учусь. Я уже прочла почти все учебники этого года, и освоила кое-какие простые заклинания.
Она улыбнулась: - Мне так легче, я чувствую себя увереннее, когда думаю, что окажусь не хуже других ребят из магических семей.
Невилл улыбнулся:
-Я уверен, ты окажешься гораздо лучше многих. И уж Малфоя - обязательно.
Гарри принес чай. Гермиона улыбнулась, подумав, что после того разговора в поезде, они с Невилом стали добрыми друзьями. Это потом она узнала, что его родители лишились разума после пыток Белатриссы Лестрейндж - тетки Малфоя. Гермиона даже как-то ездила с Невилом в госпиталь святого Мунго. От этого посещения у нее остались горькие, как сок алоэ на губах, воспоминания. Но Долгопупсу было явно легче от того, что Грейнджер была рядом, а потому она не жалела о том, что поехала.
Он вообще дружили, особенно после случая, когда Гермионе пришлось заморозить Долгопупса, чтобы он не мешал золотому трио спасать мир.
А еще она всегда помогала ему на зельеварении, а он ей на травологии. Между ними установилось какое-то крепкое равновесие, которому не грозило перерасти во что-то большее. Возможно, потому что первоначально их объединила нелюбовь к Малфою. А Малфой мог отравить что угодно - даже первое робкое чувство привязанности. Но они стали друзьями с Невилом, а иногда это гораздо большее, чем любовь.
Гермиона допила чай, Рон помог ей надеть пальто и они вышли. Над Хогсмитом опускалось солнце, выходной заканчивался. Вскоре им предстояли серьезные испытания, но они еще не знали об этом.
Взяв под руки своих мальчишек, Гермиона шла по тропе к Хогвартсу и радовалась тому, что вот когда-то она получила письмо, открывшее ей целый мир. «Жить в сказке лучше, чем читать о ней», - подумала Грейнджер. Хотя и читать она всегда любила. Она усмехнулась: - Если бы кто-нибудь вздумал написать книгу о нашей школе, а я прочла бы- ни за что бы не поверила, что это может быть правдой. Хотя,- Гермиона хмыкнула,- такая книга никогда бы не вышла в печать. Магический мир старательно шифруется от мира магглов, не допуская, чтобы какие-то сведения о волшебстве просачивались к простецам. С другой стороны, все сказки - это просто записанные будни мира магии, не зря их превратили с истории, которые читают перед сном детям. Какой умный ход. Мол - слушать то слушай, но крепко помни, такого в реальности не случается - только в сказке.-
Гермиона шла и улыбалась. Рон отцепился от группы друзей и ушел вперед - он не любил ходить медленно, а со своими длинными ногами всегда сохатил как лось. Грейнджер уютно прижалась к боку Гарри, собираясь что-то сказать, как ее едва не сбили с ног. Хорошо, что локоть у Гарри был не хуже станка в балетном классе - держал намертво.
-Опять путаешься под ногами, грязнокровка,- полыхнул на нее льдом Малфой и пронесся мимо, будто за ним гнались все призраки Хогвартса.
Опять это слово! Гермиона стояла, захлебываясь дыханием, пытаясь загнать обратно навернувшиеся на глаза слезы и вспоминала как слизеринец назвал ее так в первый раз.
Они тогда только – только поступили на второй курс. Еще не утряслись неприятности, связанные с непривычным приездом Гарри и Рона в школу, как по замку разнеслась еще одна новость - Малфой купил себе место в команде по квиддичу. Слизеринцы были не против - Малфой старший обеспечивал всех игроков современными скоростными метлами, а Драко обладал острым зрением и быстрой реакций, что позволяло надеяться что из него выйдет хороший ловец.
Поттер и Малфой столкнулись на поле и Гермиона кинулась на защиту друга. Она сказала гадость, она и сама это понимала, стараясь отвлечь внимание Малфоя от Гарри, она ляпнула первое, что пришло в голову:
-Зато никто не покупал себе мест в команде!
И поняла, что попала. Попала в плен презрительно сузившихся глаз слизеринца. И он, отвечая что-то обидное, присовокупил:
-Грязнокровка!
Она дернулась как от пощечины. Рон вступился за нее. Все получилось не очень удачно, в итоге они оказались в хижине Хагрида, и тот утешал ее очень похожими на слова Невила речами:
-Не переживай об этом ни минуты! Зато ты знаешь все заклинания, какие и не снились Малфою. Так что это ты - настоящая волшебница!
Да. Гермиона взяла себя в руки, крепче обняла локоть Гарри что-то возмущенно бутящего вслед Малфою и приказала своим рука не дрожать. Улыбнулась Гарри на его слова:
-Какой и него ловец, если он такой близорукий, что нас на дорожке не заметил?
И они пошли в школу.
Неделя проходила спокойно и все вообще было бы хорошо, если бы не сдвоенные уроки зельеварения. Почему то на общие уроки часто попадали именно слизеринцы и Гриффиндорцы. Когда случалось такое, Гермиона знала ,что у нее не будет покоя от подначек Малфоя. В такие дни тот все либо старался сказать ей гадость, либо подсыпать что-нибудь в котел Долгопупса.
И вот сегодня он исхитрился подбросить в зелье Невила аконит, отчего котел пыхнул черным дымом, а Долгопупс получил выговор от Снегга. Гермиона все видела и больше не могла терпеливо сносить пакости Малфоя. Одно доело, когда он доводили ее, но трогать безобидного Невила, единственной радостью которого были травология и Тревор, это было чересчур.
Грейнджер догнала слизеринца в коридоре:
-Я все видела, Малфой!
Драко остановился, развернувшись к Грейнджер, махнул своим дружкам: «Свободны», и лениво растягивая слова сказал: - И?
Гермиона задохнулась. Она ожидала уверток или оправданий, но не этого презрительного взгляда через прикрытые ресницы. Она опустила палочку, Малфой расслабился, и вдруг подняла руку и наотмашь ударила его по лицу.
Его голова дернулась. Он медленно поднял руку, Гермиона отпрянула, и приложил ладонь к своей щеке, будто баюкая.
-Малфой,- ахнула Гермиона. Она почти хотела добавить: «Прочти», когда увидела довольную улыбку, появившуюся на губах Дао.
-А тебе нравится меня бить, да, Грейнджер? Ты явно ко мне неравнодушна.- Малфой усмехнувшись, отвернулся и пошел по коридору в сторону большого зала.
Грейнджер потрясенно смотрела ему вслед: - Что значит «нравится его бить? Я никогда…»
И тут она вспомнила - третий курс, его подлая выходка- попытка очернить гиппогрифа Хагрида. Она тогда здорово разозлилась, так, что врезала ему и лицу. И в тот момент она испытала ликование, как будто впервые смогла ответить ему за оскорбления, что он ей наговорил за прежние годы.
И вот сейчас… Она смотрела на свою руку. Ладонь саднило. Она ударила сильно.
-А как его щека? Ведь наверняка останется след?
Сидя за обедом в большом зале она боялась поднять взгляд на стол слизеринцев.
Невилл, сидящий слева, сказал, ни на кого не глядя и накладывая себе картофельное пюре:- Хорек прямо ест тебя взглядом. Странно. Это вроде бы мне полагается злиться.
Грейнджер спросила, не поднимая головы:
-У него щека красная?
Невилл, кажется, удивился:
-С чего бы?
Гермиона еще ниже опустила голову:
-Я ему врезала.
-Да ну. Из-за меня?- Невил вдруг ее обнял. За столом Слизерина раздался грохот, как будто уронили с десяток блюд.
-Спасибо.
Гермиона неуверенно улыбнулась Долгопупсу и наконец-то посмотрела на слизеринский стол. Драко за ним не было.
Она расслабилась. Зря.
Он подкараулил ее в коридоре у статуи горбатой ведьмы, когда она возвращалась из библиотеки.
-Ты бы уж определилась, Грейнджер,- произнес голос из темноты.
Она вздрогнула. Эти тягучие интонации нельзя было спутать ни с чем. Она сжала руки.
-О чем ты, Малфой?- Гермиона старалась чтобы голос не дрожал.
-Гуляешь с одним, обнимаешься с другим! - Сейчас голос слизеринца был полон ненависти и еще чего-то, что Гермиона не могла определить. Конечно, ей и в голову не могло прийти, что в голосе хорька она может услышать ревность.
Вдруг Малфой резко схватил ее за плечи и прижал к стене. Гермиона забыла как дышать. Она поняла, что ей на самом деле страшно. От слизеринца прямо-таки веяло бешенством.. Он наклонился, прижался губами к ее щеке и шепнул прямо в ухо:
-Ты не должна ни с кем встречаться, помнишь? Я еще на четвертом курсе говорил тебе это, когда ты явилась вся невозможно красивая, как принцесса на рождественский бал месте с Крамом.
Он врезал кулаком по стене рядом с ее плечом. Она вздрогнула.
-Ты не смеешь вертеть хвостом у меня на глазах!- Малфой смотрел в ее глаза близко-близко так, что их дыхание смешивалось. Гермионе казалось что она замерзла от ужаса.
Она помнила тот вечер, который должен был стать сказкой, а превратился в кошмар.
Она так радовалась приглашению Крама, с такой любовью выбирала платье, и, спускаясь по лестнице, чувствовала себя принцессой.
Они с Невилом в свободное время тренировались танцевать вальс, так что, когда Крам закружил ее в танце, она чувствовала себя уверенной и счастливой.
Пока не наткнулась на внимательный взгляд холодных от ярости серых глаз. Малфой едва заметно кивнул подбородком в сторону балкона. И она пошла как под гипнозом. Она потом так и не могла понять, почему послушалась его безмолвного приказа. Попросив Крама принести крюшон, она вышла на балкон и тут же была схвачена железными пальцами за запястья, а Малфой с белыми от ярости глазами прошипел ей в лицо:
-Ты не смеешь встречаться с Крамом!
И вот сейчас все повторялось. Ощущение дежавю было настолько полным, что Гермиона ущипнула себя за руку, надеясь, что это просто кошмар и она наконец-то проснется. И никакого Малфоя рядом не будет.
Слизеринец никуда не исчез и тогда Грейнджер решилась задать вопрос, мучивший ее уже несколько лет - с того самого рождественского бала:
-Почему?
-Что? - Малфой оторопел.
-Какая тебе разница, встречаюсь ли я с кем-то?
-Мне?!- казалось, у Драко закончились слова. Он отступил от нее, глядя во все глаза.
-Да,- Гермиона вдруг почувствовала себя очень смелой и шагнула к Малфою, тот отступил еще на шаг, но вдруг, качнувшись вперед впечатал Грейнджер в стену так, что ее голова стукнулась о камни коридора с глухим звуком.
Малфой наклонился и проговорил, слегка касаясь ее губ своими:
-Потому что ты - моя, грязнокровка. Только моя! И я не потерплю, чтобы кто-нибудь протягивал свои загребущие лапы к тому, что - мое! Будь это хоть Крам, хоть Поттер, хоть Долгопупс, поняла?!
И он ее поцеловал. Хотя, скорее, это походило на укус. Она резко втянула носом воздух и попыталась его оттолкнуть. Он только крепче прижал ее к стене, поднял руку и провел, едва касаясь, по щеке - к шее, спустился к груди и обнял за талию.
-Моя,- шептал он, целуя ее губы и спускаясь к ключице,- только моя!
Гермиона задохнулась - от того, что сознание окатывал ужас и от того, что тело предавало ее - колени бесстыдно подкашивались, отчего ей пришлось ухватиться за плечи Малфоя. Сквозь туман в голове прорвались слова:
-Моя, только моя.
Внезапно все кончилось. Малфой отступил. Он опять был презрительно холоден:
-Ты меня слышала. Если тебе дорога жизнь и здоровье твоих дорогих друзей,- он подчеркнул тоном последнее слово,- ты будешь вести себя правильно. Ты же будешь умничкой, да, Грейнджер?
И Малфой ушел.
А Гермиона стояла, пытаясь унять дрожь.
-Да иди ты в Хогсмид, Малфой,- вдруг заорала она на весь коридор.
Из темноты донесся тихий презрительный смех.
С тех пор прошло два месяца. Гермиона не смотрела на стол Слизерина во время обеда, занималась только в гостиной гриффиндора, забросив библиотеку и не ходила по коридорам в одиночку.
Сегодня ей предстоял вечер у Слизнорта и она шла с Макклагеном. Она выбрала его абсолютно хладнокровно, по принципу: -Его не жалко.
Он был самодовольный, самоуверенный и самовлюбленный павлин. К тому же - высокого роста и спортивный.
«Если Драко решит его побить, возможно, Макклаген даже и отобьется»,- цинично рассуждала Грейнджер, наряжаясь к ужину. Но, вообще, она надеялась, что Малфой не придет.
Зря надеялась. Он явился, устроил скандал, и пока Снегг что-то говорил, испепелял ее многообещающим взглядом. Очень многообещающим.
Гермиона решила что ни за что не пойдет обратно одна.
Но - мы предполагаем. А судьба - располагает. Гарри вызвал Дамблдор и теперь Грейнджер торопливо шагала по коридору в сторону гостиной гриффиндора, крепко сжимая в руке палочку и шарахаясь от каждой тени.
И все равно не уследила. Она почти дошла до портрета Полной дамы, когда невесть откуда вынырнувший блондин припечатал ее к стене. Она поморщилась опять приложившись затылком.
-Прости,- он положил свою ладонь ей под затылок. Но тут же сменив тон, добавил:
-Что, Макклагена совсем не жалко? Или, - он усмехнулся,- думаешь я с ним не справлюсь?
Гермионе было стыдно что он так легко прочитал ее мысли.
Малфой же, притянув ее голову к себе и не давая отстраниться, прошептал, целуя в губы:
- Глупая сладкая грязнокровка.
После чего потянулся к карману. Гермиона сжалась в ожидании заклятия, но Малфой вынул что-то в маленьком шелковом мешочке.
-Дай руку.
Она машинально протянула - левую. Он наклонился и застегнул на её руке тонкий старинный браслет с зеленными камнями:
-Как этой цепью связан ты, так будешь ты ко мне привязан,- прошептал слизеринец, защелкивая замочек.
Гермионе показалось что над ней захлопнулась крышка гроба. Она узнала это старинное любовное заклятие.
-Малфой, ты заигрался.- Она постаралась отстраниться.
-Ничуть, я все делаю правильно.- Малфой прищурился.- И не вздумай снимать!- приказал он и уже спокойнее добавил:
-В нем сильная охранная магия, он защитит тебя, если меня не будет рядом.
«От кого меня защищать-то, - хотелось спросить Гермионе.- Разве что от тебя».
Но она промолчала. Ее и так трясло. Лучше не перечить.
Малфой отступил и она ушла, оглядываясь, будто ожидая проклятия в спину. Слизеринец стоял и смотрел ей вслед, пока портрет не скрыл от него ее - невероятно красивую в невозможно изящном платье.
Лишь теперь Малфой развернулся, его губы кривила злая усмешка:
-Хана Макклагену.
Так и оказалось. Кормак выше из больницы лишь месяц спустя. Он ничего не мог рассказать о нападавших, но в сторону Грейнджер больше не смотрел и вообще при ее приближении шарахался к стене.
Это браслет спас жизнь ей и Поттеру, когда на свадебную церемонию в доме Уизли трансгрессировали Пожиратели смерти. Браслет как кокон укрыл золотое трио, когда они трансгрессировали на вечернюю улицу в центре Лондона.
Потом браслет неоднократно предупреждал ее о грозящей им опасности. Так им удавалось избежать многих ловушек.
А еще Грейнджер могла говорить с Малфоем - через браслет. Так они узнавали последние новости и все чаще Гермиона просто беседовала с Малфоем обо всем. Сказывался дефицит информации. Грейнджер после семи лет, проведенный в хогвартсткой библиотеке, было туго.
Так она постепенно узнавала реального Драко Малфоя. Обычно их беседы были «ни о чем», но однажды он как-то обмолвился, что отец избил его до бесчувствия, когда Гермиона стала старостой, как лучшая по всем предметам ,а он занял лишь второе место.
-Малфои не проигрывают, особенно грязнокровкам,- орал Малфой старший и лупил его что было сил.
Все это Малфой рассказал походя, легким голосом, когда они с истории Хогвартса перекинулись к отметкам и Арифмантике. И Гермиона вдруг поняла, что она совсем не знает этого нового Драко Малфоя.
Потом они нашли меч и смогли уничтожить крестраж. А Малфой помог добыть чашу Пуффендуя и диадему Когтевран. И казалось, что победа близка, но Темный лорд ворвался в замок. А Хагрид нес на руках неподвижного Гарри.
Гермиона шагнула вперед. Тогда справа от нее встал Невилл с мечом, а слева Малфой.
Когда отец позвал его перейти на сторону победителей, он лишь взял Грейнджер за руку и крепко сжал ладонь, так что пальцы их переплелись, а браслет полыхнул изумрудный цветом.
Малфой старший остолбенел:
-Ты посмел отдать самую главную ценность нашей семьи - грязнокровке?!- Его трясло.
Драко скривил губы:
-Она моя самая главная ценность, а это лишь способ защитить ее.
Слизеринец поднял взгляд на Гермиону. Она ему улыбнулась. Она его больше не боялась. Боишься того, чего не понимаешь, а она его теперь знала. Она понимала, почему он так ненавидел ее, ведь все его детство отец издевался над ним - из-за нее.
Она легко улыбнулась. Теперь им нечего делить. Когда-то каждый учился, стараясь преодолеть свою неуверенность и заслужить любовь: он - отца, она - магического мира, мечтая, чтобы тот признал ее «своей»- настоящей волшебницей.
Но теперь у них было нечто большее - их любовь, и она окружала их защитным куполом в котором тонули все обидные оскорбления Люциуса.
«В конце - концов, - подумала Грейнджер,- может он такой потому что его в детстве тоже недолюбили и не нашлось никого кто бы показал ему, что с миром не надо сражаться, надо просто принять себя – и жить».
Жить. Да.
Гарри очнулся. Волан-де-Морт был повержен. Гермиона и Драко поженились. Поттер уже ничему не удивлялся, как и Макклаген, старательно обходя чету Малфой по широкой дуге. Жизнь налаживалась.

Пожалуйста ,если берете-указывайте автора и кидайте ссылку на оригинал. Спасибо : )

@темы: фанфики по Гарри Поттеру, авторские фанфики

12:21 

ГГ/СС, ДМ "Хвост к Безумию" на Сказках. Фанфик по ГП.

Снегг добился своего. Она верила что сошла с ума. Все поверили, даже Дамблдор. Он смог ее запереть. Теперь она была в его власти. Внушаемая. Испуганная. Доверяющая только ему. Только его словам.
Он приходил каждый вечер. И он был очень добр: он говорил с ней о Драко. Она откидывалась на кушетке, закрывала глаза и начинала говорить, проживая в мельчайших подробностях их жизнь в маггловской квартире.
Снегг смотрел как движется ее рука, исследуя и повторяя контуры тела, вдыхал аромат ее кожи, смешивающийся с запахами больницы и до боли стискивал руки, чувствуя желание, поднимающееся в нем приливом.
Когда-нибудь этот прилив сметет его с ног. Но это будет не здесь. Он заберет ее. Себе.
-Гермиона, врачи считают, что для твоего выздоровления тебе необходимо сменить обстановку.
Грейнджер стояла перед профессором, испуганно глядя на того снизу вверх. Он помнил этот взгляд со времени Хогвартса, и эта зависимость от него, растекающаяся от нее волнами, давала ему столько энергии, что отчитав ее, он мог провести несколько сложнейших операций подряд.
-Да, ты переедешь в мой дом. Он большой. Рядом парк, ты сможешь гулять.
-К вам? - Еще один испуганный взгляд, она обхватила себя руками ,сжав в правой край больничной сорочки.
-Да, и мы будем говорить о Драко, сколько захочешь.
Ее глаза засветились:
-О Драко?
-Да.
-Я согласна.
Она переехала. Привыкала к «нормальной жизни». Она ее получила: большой дом, муж-врач, приходящий вечером с работы и целующий ее в висок. Она училась готовить, и Северус хвалил ее стряпню. Жизнь была - нормальной. Почти. А ночью приходил Драко.
Каждый день все повторялось.
Днем она читала, училась вязать, готовила. И ждала вечера.
Снегг приходил и переодевался. Она старалась не смотреть на него - такого в джинсах и футболке, босиком. Они ужинали в молчании. Она ждала - вопроса, с надеждой. И он спрашивал:
-Чем ты хочешь заняться? Почитаем? Прогуляемся в парк? Или – поговорим о Драко?
При этих его словах она всегда поднимала голову, встречая его пристальный взгляд, и отвечала:
-О Драко.
-Хорошо,- Северус кивал,- я уберу посуду и приду. Иди.
Она шла к себе, принимала ванну и облачалась в длинную кружевную сорочку. Он приходил уже в черной шелковой пижаме. Она садилась расчесывать волосы, он отбирал у нее щетку и, разбирая пряди, просил:
-Расскажи мне.
И она рассказывала. Закрывала глаза и возвращалась в квартиру в центре Лондона, где она была счастлива.
Северус слушал ее, перебирая пряди ее волос, потом откладывал щетку, помогал ей лечь, и, следуя ее рукам и рассказу, ласкал ее. Она не раскрывала глаз и ей казалось, что это руки Драко скользят по ее коже, снимая рубашку, что это его губы целуют ее.
Он даже брал ее так, как она рассказывала - жестко и резко, закинув ее ступни себе на шею. Она обнимала его ногами, чувствуя пальцами волосы, и ей казалось что с ней -Драко. Его волосы были такими же нежными.
Потом, когда она лежала, раскинув ноги, едва дыша, он спрашивал:
-Я сделал тебе больно?
-Заткнись!
-Никогда не говори со мной так!- тихий и злой голос.
Она была готова смеяться: все было в точности так, как она помнила. Даже диалоги.
Что ж- Северус отлично выучил свою роль. Он знал все ее желания. Месяц в больнице, каждый день она рассказывала ему всё в деталях.
Она забеременела. Внешне жизнь стала еще более нормальной. Он водил ее в парк. Она шла, держа его под локоть, и встречные пары улыбались, завидев их семейную идиллию. Да, он на ней женился. Конечно. Он бы не упустил ни одного способа, который мог бы сделать ее - его еще больше.
Она носила кольцо. Готовила ужин. Позволяла целовать себя в висок. Но ночи принадлежали Драко.
Северус не возражал - она была с ним. В его власти. Его.
Когда она была на девятом месяце все и произошло. Снегг сидел в своем кабинете, размышляя, что нужно заехать посмотреть коляску, когда сирена, взвыв, сообщила - побег.
Он сразу все понял: Малфой!
Схватив портключ, трансгрессировал. Гермионы уже не было. На кухонной плите из кастрюли выкипала вода, на столе рядом с недорезанным салатом лежал нож.
Снегг сполз по стене и завыл.
Позже, в кабинете на столе он нашел записку, в ней было лишь два слова: Она - моя!
По вторым словом был воткнут нож, на его древке блестело кольцо.
Он ее упустил.
Драко сумел сбежать. Сложно было выдержать пытки Снегга и его попытки свести его с ума. Профессор надеялся, что своими рассказами о Гермионе доведет слизеринца еще быстрее, но, как ни странно, именно его рассказы о Грейнджер помогли Малфою выдержать все.
Он пришел. Она готовила ужин. Обернулась, просияла:
-Драко!
Малфой с ужасом смотрел на ее живот.
Задохнулся. Выдохнул: Все равно!
Он ее увез. Сейчас они жили на маленькой уединенной вилле в Италии. В их жизни не было ничего нормального: она носила ребенка Снегга, рассказывала Малфою, как «Драко приходил каждую ночь». Слизеринец скрипел зубами и, сидя на берегу и глядя в вдаль, обнимал ее так, что на ребрах оставались синяки. И все же это была самая нормальная жизнь, которая могла быть.
Гермиона была с Драко. Малфой был со своей грязнокровкой. Они больше не ругались. Он не обзывал ее, а она его не била. Хватит. Наигрались еще в школе. А после того как едва не потеряли друг друга и разум в психическом отделении профессора Снегга госпиталя святого Мунго, они уже не рисковали играть.
Она родила ребенка. Мальчика. Он сказал, что младенец умер.
Вечером, возвращаясь с работы, у крыльца своего дома Снегг нашел сверток. В нем лежал крошечный малыш с черными волосами и шоколадными глазами. У Северуса появился смысл жизни - маленький Северус Снегг.
Гермиона забеременела. В срок родилась Лили - светловолосая и кареглазая принцесса. Любимая дочка своих родителей.
Теперь проплывающие мимо побережья туристы, могли наблюдать идиллическую картину: на берегу, раскинув руки, хрупкая темноволосая женщина ловит убегающую девчушку в белом платье, льняные волосы летят по ветру, ребенок смеется. Девочка подбегает к мужчине, сидящему в шезлонге. Он закрывает книгу, подхватывает дочь на руки и подкидывает в воздух. Девочка хохочет. Малфой -тоже. Гермиона смотрит на них и верит, что больше никогда не сойдет с ума.
Дети растут. Через одиннадцать лет приходит письмо из Хогвартса. Лили едет учиться и встречает темноволосого мальчика со знакомыми глазами. Северус Снегг младший влюбляется в Лили Малфой.
Это безумие никогда не кончится.

Пожалуйста, если берете-указывайте автора и кидайте ссылку на оригинал. Спасибо : )

@темы: фанфики по Гарри Поттеру, авторские фанфики

12:18 

ГГ/ДМ "Неожиданная встреча". Фанфик по ГП.

Гермиона задумчиво шла по незнакомой лондонской улице.
«И что меня сюда занесло?- она удивлено оглянулась по сторонам.- Явно действие подсознания».
Гермиона усмехнулась и вдруг увидела светловолосого маленького мальчика, который смешно вскидывая ножками убегал от идущего рядом с ним мужчины. Грейнджер подняла глаза - невозмутимо элегантный, белый волосы, худощавый, изящный - даже сейчас, когда делал вид что ловит сына. «Малфой»- подумал Гермиона. Но не стала подходить. Зачем?
Пошла дальше, стараясь не привлекать к себе внимания. Вдруг за спиной раздался растянутый в вопросе голос:
-Грейнджер?
Гермиона обреченно обернулась:
-Малфой?
На нее синхронно уставились две пары светло серых глаз в обрамлении пушистых ресниц.
-Сын?
-Скорпиус.
Гермиона смотрела на мальчика, а тот в свою очередь очень внимательно, даже детально разглядывал ее - пушистые волосы, небрежно заплетенные в косу, карие глаза, улыбку.
И вдруг просиял в ответ. А потом повернулся к Малфою и что-то настойчиво зашептал.
Малфой присел, внимательно выслушал, потом что-то сказал с неуверенно-вопросительной интонацией, обернулся и пристально посмотрел на Грейнджер, подняв брови. Сын продолжал в чем-то убеждать его.
Малфой встал, обернулся к Гермионе:
-Посиди с нами в кафе, пожалуйста.- Он неуверенно и криво улыбнулся, а малыш часто утвердительно закивал, сияя улыбкой.
Неудобно было отказаться, да и день был ничем не занят. Грейнджер согласилась.
Они сидели в кафе, пили чай и шоколад, если потрясающе вкусный торт.
Скорпиус разглядывал Гермиону и улыбался, а когда она машинально отерла ему подбородок своей салфеткой, когда он нарисовал себе шоколадом усы, поднял брови и со значением посмотрел на Малфоя. Его взгляд прямо-таки говорил: «Видишь ,это точно она!»
Драко поднял брови: «Ты уверен?»
Скорпиус решительно закивал. Малфой обернулся и взглянул на Гермиону с задумчивым видом.
-Что?- Гермиона чувствовала, что что-то происходит, но не могла понять в чем дело.
Скорпиус встал, поджал губки и церемонно обратился к Гермионе:
-Мисс Грейнджер, завтра мой день рождения. Я прошу вас быть моей гостьей на празднике. Вы согласны?
Гермиона улыбнулась:
-Я принимаю ваше предложение, мистер Малфой.
Драко вздохнул:
-Твои слова - бальзам для моей души.
Гермиона удивленно подняла брови, Скорпиус оглянулся на отца с вопросом в глазах.
Малфой долго и внимательно посмотрел на него.
Тот сделал большие глаза и несколько раз кивнул.
Малфой поднял брови: «Тебе виднее».
Скорпиус успокоился и, опять засияв улыбкой, обернулся к Гермионе.
-Мисс Грейнджер, я буду ждать вас завтра.
-Я приду.
И она пришла. Собираясь в гости и надевая нарядное платье, которое, как ей казалось, Малфой бы одобрил, она решала что же подарить маленькому Скорпиусу. И остановилась на своей старинной музыкальной шкатулке. Её мелодия успокаивала и дарила уютные сны все детство Гермионы. Грейнджер казалось, что Скорпиусу должен понравиться подарок.
Она ожидала большого приема. Но оказалось, что на дне рождения лишь три гостя -она, Драко и Скорпиус.
Малфой помог ей снять мантию, на миг задержав руки на ее плечах и разглядывая ее из-за плеча в зеркало перед которым они стояли.
-Ты такая красивая…- Он не добавил «сегодня», казалось, будто он признавал ее красоту - всегда.
Гермиона улыбнулась. Они прошли в гостиную.
Именинник ждал ее прихода, это было видно по тому, как он расслабился, увидев ее.
-Ты не заблудилась! Я рад.
Гермиона подивилась такой его формулировке и протянула подарок.
Скорпиус аккуратно открыл коробку, вынул шкатулку и завел ее. Полилась мелодия. Мальчик стол, сжимая в руках шкатулку, и сосредоточенно молчал.
Гермиона испугалась, вдруг ее подарок не понравится, как Скорпиус успокоено вздохнул, поднял на нее взгляд и казал:
-Я ее помню. Эту мелодию,- уточнил он. – Значит, я не ошибся, это и правда ты.
Он обернулся к Драко.
-Папа, это точно она.
Малфой как-то неуверенно улыбнулся:
-Ты так думаешь?
-Правда, папа, посмотри на нее, это она, я не ошибаюсь.
-Малфой! - Гермиона хотела спросить, что происходит.
На нее синхронно уставились две пары светлых глаз.
-Да?- раздалось на два голоса.
И детский голос добавил:- Что, мама?
И до Грейнджер дошло: Скорпиус решил, что она его мать.
Она потрясенно и испугано уставилась на Малфоя. Драко смотрел с напряженным вниманием, и она поняла, что от ее ответа сейчас зависит всё.
Она перевела взгляд на Скорпиуса. Тот смотрел спокойно, но уверенно, будто все уже решил.
-Мальчики,- проговорила Гермиона, совладав с голосом,- пойдемте пить чай.
Скорпиус расслабился. На другом конце комнаты выдохнул Малфой.
Малыш подошел к Гермионе, тронул ее за руку и уверенно произнес:
-Ты тоже вспомнила, да?- Он улыбнулся.
-Да,- Гермиона смотрел на Драко не отрываясь,- вспомнила.
Скорпиус обернулся к отцу:
-Ты ведь тоже вспомнил, правда?
-Я и не забывал,- ответил Малфой, рассматривая Гермиону не отрывая взгляда.
Скорпиус обнял Гермиону за колени и снизу вверх заглянул ей в глаза:
-Я так рад, что ты нашлась.
И они пошли пить чай.
Вечером, когда Скорпиуса укладывали спать, он спросил обеспокоенно:
-Мама, ты же насовсем вернулась? Ты же будешь здесь завтра, когда я проснусь?
Руки Драко на ее плечах чуть напряглись.
-Да, - она успокоено положила одну ладонь на руку Малфоя, а вторую протянула Скорпиусу,- конечно, я буду здесь и не уйду.
-Никогда?- закрывая глаза уточнил Скорпиус.
-Я всегда буду с вами,- пообещала Грейнджер.- А теперь спи!- Она поцеловала мальчика в лоб, он успокоено вздохнул и затих.
Драко взял ее за руку и потянул из комнаты. В ее голове вертелись тысячи вопросов, ответов и как ни странно - извинений.
«Я понимаю,- хотела сказать она,- что это только из-за сына».
Но не успела и слова произнести, как Малфой обнял ее и поцеловал.
Нежно, долго ,а затем потянул к двери в конце коридора.
-Малфой, ты что делаешь?- тихо спросила Гермиона, увлекаемая за ним.
Малфой усмехнулся, в сумраке коридора сверкнули зубы:
-Поцеловал любимую женщину, а сейчас нагло собираюсь затащить ее в постель, чтобы потом как порядочный дворянин - жениться.
Гермиона остановилась. Малфой тут же произнес:
-Грейнджер, это шутка, прости. Просто я волнуюсь и болтаю всякие глупости.
-Это из-за сына?- все-таки спросила Гермиона.- Я же тебе никогда не нравилась, ты меня все семь школьных лет изводил.
Малфой притянул ее к себе, обнял за талию,и едва касаясь губами уха, прошептал:
-Да я дня без твоего внимания прожить не мог. Вот и добивался его как умел. Я в тебя влюбился в первый же день, как увидел, еще в поезде.
Гермиона удивленно подняла на него взгляд. Он смотрел с ожиданием и неуверенностью. Затем он мягко потянул ее за собой, как бы спрашивая. И она пошла.
***
Утро Гермионы Грейнджер началось непривычно. С тихим скрипом открылась дверь, прошелестели легкие шаги, кто – то решительно забрался на кровать. «Косолапус»- сонно решила Гермиона. Вдруг теплые ладошки обхватили ее за шею и конспиративный шепот раздался прямо в ухе:
-Мама, ты не спишь?
Гермиона распахнула глаза. На нее близко-близко смотрели светло - серые глаза из—под белой челки. «Скорпиус»- вспомнила она.
-Нет! - шепотом в ответ.
-А давай, пока папа спит, сделаем ему сюрприз?- Скорпиус светился от радости.
-Давай. Какой?- Гермиона обняла мальчика, то довольно вздохнул и зашептал:
-Принесем ему кофе в постель. Я в кино видел, так делают для тех, кого любят. Я знаю какой папе нравится.
-Вот еще,- раздался голос с левой половины кровати,- зачем это мне кофе в постель, если вы сбежите.- Малфой потянулся, притянул к себе Гермиону, а Скорпиуса просто уложил поверх них.- Предпочитаю вас в постель, а кофе подождет.
Скорпиус задумался:
-И правда, мы же лучше, чем кофе.
-Без сомнения,- подтвердил Малфой, чмокнул в нос сына и в висок Грейнджер.- Давайте просто полежим так пару минут, ладно?- И Малфой довольно затих.
Скорпиус пролежал ровно 10 секунд, и вдруг вскинулся и воскликнул:
-Папа, а когда свадьба?!
-Свадьба?- Малфой смотрел на Грейнджер с вопросом в глазах.
Гермиона смешалась. Ночь-это одно. Но нужна ли ему маглорожденная жена, это другое. Она закусила губу. Малфой нахмурился.
Один Скорпиус решительно продолжал:
-Конечно, свадьба. И - кольца. Чтобы мы всегда могли снова найти маму, если она потеряется!
Драко рассмеялся:
-Хорошо бы, но вот маму-то уговорим?
И опять осторожный взгляд на Грейнджер.
Скорпиус оглянулся:
-Мама, мы же тебе нравимся?
Гермиона рассмеялась:
-Без сомнения!
Малфой расслабился. И потянувшись, сказал:
-Завтракать!
Пока они завтракали, Гермиона, улучив минуту, пока Скорпиус отвлекся на шоколад, тихо сказала Драко:
-Малфой, ты уверен?
Тот поднял взгляд и ответил серьезно:
-Более чем. Я тебя люблю. Я буду счастлив, если ты согласишься.
Гермиона улыбнулась, Драко просиял.
А Скорпиус хитро заметил:
-А я все слышал! Кольца понесу я,- принялся распоряжаться он.- А кто будет шофер?
-Шофёр?- Малфой непонимающе поднял брови.
-Ну, такой серьезный дядька, который следит, чтобы жених не сбежал.
Драко и Гермиона переглянулись и рассмеялись.
-Шафер!- поправил Малфой, подхватывая сына на руки и кружа.- Это друг жениха. Пожалуй, у меня есть на примете один, если он меня не убьет,- добавил он задумчиво.
***
- Малфой, ты с ума сошел? Зачем я тебе в качестве шафера на свадьбу?!- Поттер потрясено смотрел на Драко.
Тот поджал губы:
-Невеста попросила,- и - отступил в сторону.
-Невеста…?- Гарри поперхнулся, увидев Гермиону. - Ё моё, я брежу.
-Но-но, Поттер, полегче на поворотах.- Малфой начал сердиться.- Ты отказываешься, так и скажи, а оскорблять не надо.
Поттер потрясенно перевел взгляд с Гермионы на Драко и растерянно уточнил:
- Да я не отказываюсь. Просто уж очень неожиданно.
Опустил взгляд на свои руки, подумал и вдруг как заржет.
Драко вскинул брови, Гермиона сжала руки, а Гарри, не переставая смеяться, сказал:
-Я понял! Идиот!
-Кто, я?!- вскинулся Малфой.
-Нет, - успокаивающе махнул рукой Поттер,- я. А я-то все думал, чего ты к Гермионе цепляешься, просто мимо пройти не можешь? Малфой, ты же ее всю жизнь любишь!- закончил Поттер уверенно.
-Всё сказал?- Малфой посмотрел недобрым взглядом. А потом улыбнулся:
-Не один ты такой идиот. Я вот тоже долго въезжал, почему я жить не могу без сердитого взгляда Грейнджер. Скорпиус просветил.- И он улыбнулся спокойной, уверенной, еще так недавно обретенной ровной улыбкой. - Больше никаких насмешек. - Поттер согласился.
Была свадьба. Скорпиус ревниво следил, чтобы родители надели кольца. Гермиона не могла понять, почему он так беспокоится. До нее дошло, когда Гарри пригласил ее на танец.
Вальсируя с Поттером, она вдруг как в голове, услышала успокаивающий голос Скорпиуса:
-Пап, не переживай ты так. Мама нас с тобой любит, а не мистера Поттера.
Гермиона посмотрела через зал. Скорпиус сидел на коленях Драко и оба внимательно и совершенно одинаково наблюдали за танцующей гриффиндоркой.
-Ты уверен?- Малфой выглядел огорченным.
-Конечно, ты посмотри как она на нас смотрит.
Малфой поднял взгляд на Грейнджер, потом, что-то поняв, посмотрел на свое кольцо. Смутился. И опять поднял взгляд. Гермиона поднесла кольцо к губам и прошептала:
-Наш сын как всегда прав. Малфой, они такие - никогда не ошибаются.- И подмигнула.
Драко расцвел в улыбке. Что-то сказал Скорпиусу, ссадил его на кресло, прошел через зал, отобрал Грейнджер у Поттера и повел ее в вальсе.
Скорпиус сидел, смотрел на них и радовался, как замечательно он все устроил. Гермиона очень даже похожа на маму, а папа ее любит. Это сразу было понятно, даже ему.

Пожалуйста, если берете себе, указывайте автора и кидайте ссылку на оригинал. Спасибо : )

@темы: фанфики по Гарри Поттеру, авторские фанфики

12:16 

ГГ/ДМ "Нелюбимая или О настоящих принцах". Фанфик по ГП.

«Как же я устала»,- тупо думала Гермиона, направляясь в библиотеку. Это было единственное место, где она могла отдохнуть, делая вид что очень занята учебой.
В общем-то на учебу в последнее время было напревать. Она съехала по всем предметам, Малфой наконец-то заполучил свое вожделенное первое место ,и саркастически проезжался по этому поводу. Она молча обходила его и уходила, ничего не говоря в ответ. Сил не было, и на Малфоя - тоже.
Гермиона не видела каким взглядом Малфой смотрел ей вслед.
Грейнджер шла, тяжелая сумка, набитая книгами, оттягивала руку, хотелось просто сесть здесь же в коридоре, прижаться спиной к стене, обнять колени, положить на них голову и не сходя с места, отключиться. Лет на сто. Как Спящая Красавица. Пока наконец-то не появится принц.
Грейнджер усмехнулась:
-Ну да, разве что через сто лет. Такой упертый и настойчивый, настолько любящий ее, что перейдет Рубикон ее закрытости и отстраненности, снесет стены отчужденности эффективной заучки настойчивостью своей любви иунесет в счастливый закат.
Гермиона застонала, остановившись и уткнувшись лбом в стену. Никто не придет. Всем наплевать. Она нужна только, когда возникают проблемы или нужно срочно сделать домашку. Кто на такую позарится? Удобное бесплатное приложение к учебнику и автоматический ответчик на уроках. Как она устала - быть самостоятельной, сильной и – одной.
Гермиона наконец-то смогла признаться себе - ей очень хочется, чтобы ее любили. И не так как мальчишки-однокурсники, которые, конечно, не прочь были сводить девушку в Хогсмит, или потискаться на танцплощадке или в совятне. Нет. Ей хотелось, возможно и этого, но – и больше. Чтобы он был настойчив и постоянен в своих чувствах. Чтобы он выбрал ее -однажды и навсегда, чтобы постоянно был рядом, чтобы решил и, не отступая, шел до конца.
Она хрипло рассмеялась - размечталась, захотела настоящей любви. «А бывает ли она - эта любовь?»- с тоской подумала Грейнджер.
-Смотрите-ка, наша вечная отличница.- Малфой стоял перед ней, засунув руки в карманы и раскачиваясь с пятки на носок.- Что, страдаешь из-за отметок?- Малфой сверкнул глазами.- Как тебе на втором месте, грязнокровка?
Гермиона повернулась и посмотрела на него.
«Как я устала!»
-Нормально,- ответила равнодушно, отворачиваясь.
Малфой не унимался:
-Я все слышал! Ты здесь рыдала, да?- Он смотрел не отрываясь, жадно изучая ее лицо: губы, нос, глаза.
Губы Гермионы дрогнули:
-Это не из-за учебы, Малфой. Оставь меня в покое.- Она говорила тускло, отвернувшись от него и ведя рукой по стене, ощущая пальцами шершавость камней.
- А от чего? Нашу маленькую мисс игнорирует ее рыжий дружок?- Малфой качнулся к ней и теперь смотрел ей в глаза близко-близко. Она чувствовала его дыхание на своей щеке.
И вдруг ее прорвало. Она заревела, как маленькая девочка - громко и навзрыд, и уткнулась Малфою в плечо.
Драко опешил:
-Грейнджер, ты чего, с ума сошла? Да плюнь ты на этого недоноска, хочешь я его найду и ноги ему переломаю?- Он взял ее за плечи и легонько встряхнул.
-Это не Рон!- проговорила она между всхлипами.
Руки Малфоя затвердели на ее плечах.
- Скажи мне кто и что тебе сделал, и я его убью.- Его тихиё яростный шепот, звучащий рядом с ее ухом, привел ее в чувство.
Она вздохнула, захлебываясь, подняла голову, пытаясь загнать слезы назад.
-Не надо Малфой. Все в порядке. Никто ничего мне не делал.
Малфой не поверил:
-Всё определенно не в порядке.- Он разглядывал ее пристально, будто пытаясь прочитать мысли.- Расскажи мне.
Она рассмеялась с ноткой истерики в голосе.
«Да ни за что!- мелькнула мысль.- Ты же меня потом заклюешь подначками!»
Она отрицательно помотала головой.
Малфой упрямо сжал ее плечи:
-Я не уйду. Даже не надейся. Так и будем стоять, пока не признаешься.
Она подняла на него взгляд. Посмотрела в серые потемневшие глаза.
«А почему не сказать?- мелькнула мысль,- может, станет легче?»
Она опустила глаза. И заговорила, обращаясь к пуговицам его сюртука:
-Меня никто не любит. Я так устала…. Так устал быть одна. Сильная. Сама по себе. Никому не нужна. Понастроила вокруг себя стен, и жду, что какой-то настойчивый принц пробьется ко мне. Жду. Жду! Глупая! Не бывает такой любви, чтобы решить один раз - навсегда и быть рядом.
Слова лились сплошным потоком, она, захлебываясь, изливала на Малфоя то что так давно копилось в душе.
-И знаешь, что самое ужасное,- добавила она, - что так будет и дальше. И всю жизнь. Одна. Одна. Одна. Потом - почетная или не очень старость. Чужие люди, раздраженные посторонней, надоевшей старухой. И даже воспоминания не останется, как когда-то давно детский и самый дорогой голос говорил: «Мама»
Она закончила. Ее трясло. Губы дрожали.
-Ну, Малфой,- подняла она глаза,- что же ты не смеешься?
Малфой смотрел на нее, закусив губу. Потом вдруг притянул к себе и сжал со страшной силой. Она позабыла как дышать.
А то тихо заговорил ей прямо в ухо:
-Глупая умная девочка, ничего не замечаешь, да? Я же пробиваюсь к тебе уже семь лет.- Он усмехнулся, опалив ее ухо своим дыханием.- Семь гребаных лет я рублюсь с твоими колючками, чтобы добраться до тебя. А ты все строишь и строишь стены. Но учти - я не отступлю и не уйду. Малфои, они, знаешь ли, настойчивые.
Он чуть поднял голову и провел губами от ее виска вниз по волосам.- Смешная глупая девочка. Я выбрал тебя семь лет назад. Один раз и на всю жизнь. И я не уйду. Даже не выдумывай.- Он ласково погладил ее по волосам.- Но кто ж виноват, что твое внимание можно получить только доводя тебя до белого каления?
Гермиона стояла, слушала не дыша ,и не верила своим ушам. Это не может быть правдой. Он издевается.
Она оттолкнула его что было сил. Он, не ожидая этот, отступил и чуть не упал. Она ушла.
С тех пор прошла неделя. Она не ходила в библиотеку. Во время обеда не поднимала глаз на стол Слизерина. На сдвоенном зельеварении всегда устраивалась спиной к Малфою, и постоянно чувствовала на себе его взгляд. Безотрывно. За завтраком, во время обеда, на ужине. При приготовлении зелий. Она так была мыслями направлена на Малфоя и то, что он сказал ей в сумерках коридора, что даже ехидные замечания Снегга оставляли ее равнодушной. Профессора выводило из себя то, что его игнорируют. Как результат - она заработала отработку. Мысленно прикидывая, что всё не так уж плохо - у не будет время побыть наедине с собой и все обдумать, она услышала слова Снегга:
-Мистер Малфой, вы тоже.
-Да, профессор.
Гермиона вышла из оцепенения, оглянулась и увидела Драко, стоящего рядом с котлом, который фейерверком расплескивал вонючую черную жидкость по всему классу.
Малфой смотрел на нее не отрываясь. Гермиона задохнулась, когда до нее дошло, что на отработку они идут вместе.
Отвернувшись, Грейнджер отправилась на ужин. На слизеринцев она не смотрела, но настойчивый взгляд Драко чувствовала. Не доев, она встала, простилась с друзьями, подхватила сумку и поспешила в кабинет зельеварения, чтобы случайно не оказаться в коридоре с Малфоем один на один. Она почти бежала, боясь услышать за спиной быстрые шаги, но обошлось. Это она так думала, заходя в кабинет Снегга.
Профессор разбирал свитки на столе. Не поднимая глаз, сказал:
-А, мисс Грейнджер, посидите пока.
Она села, мечтая, чтобы профессор уже дал ей какое-нибудь задание, и когда придет Малфой, у нее уже была бы причина его игнорировать.
Скрипнула дверь.
-Профессор.
Зельевар поднял голову. Кивнул. Поднялся.
-Малфой. Кабинет в вашем распоряжении на два часа. Ингредиенты - не трогать.- И - вышел.
Гермиона оцепенела. Захлопнулась дверь, щелкнула задвижка. Шаги прошли к ей. Малфой остановился прямо за её спиной. Она затылком чувствовала его взгляд. Ей стало страшно.
-Ну что ты от меня бегаешь?- на плечи опустились руки. Нежные. Ласкающие.- Чего ты боишься?- Малфой обошел вокруг и присел на корточки перед Гермионой. Заглянул в глаза:
-Ты боишься меня?- его лоб пересекла морщина, глаза были прищурены. Он внимательно изучал ее лицо.
Грейнджер вздохнула. Прикусила губу, протянула, не удержавшись, руку и погладила Малфоя по лицу. Он зажмурился как кот, и прижал ее ладонь к своей щеке.
-Ну так скажи мне, что происходит, я с ума схожу,- жалобно попросил он.
-Я боюсь (тихо).
-Меня? (напряженно).
-Нет. Своих чувств.- Она улыбнулась.- У меня ноги подкашиваются, когда я тебя вижу.
Малфой расслабился и довольно улыбнулся:
-Это прекрасно,- и уткнулся лбом ей в колени.
Она погладила его по волосам, машинально перебирая пряди и продолжила:
-Боюсь того, куда нас это может завести. Это же не сказка. Реальная жизнь. Зачем тебе гря.. маглорожденная жена?- Она вздохнула как обиженный ребенок.
Малфой снизу вверх посмотрел на нее:
-Это всё?
-Что?
-Это всё из-за чего ты переживаешь? Ты не расстроена, что принц оказался слизеринцем, а не Роном или Гарри?
Она засмеялась:
-Нет.- Погладила его по щеке. - Нет. Они -мои друзья. Как братья. Я никогда ничего другого в них не видела.
Малфой выдохнул и расслабился: «Пусть живут».
-Тогда,- он сел и обнял ее за плечи,- ты перестаешь страдать и плакать. И – прятаться от меня.- Он чмокнул ее в нос.- Все будет хорошо.- Он закрыл ей рот ладонь - она опять собиралась что-то возразить.- Не спорь. Просто поверь. И всё постепенно разрешится. Родителям придется смириться, потому что я от тебя не отступлю.- Он горько усмехнулся.- Я ждал 7 лет. Могу подождать и еще вдвое больше, лишь бы ты согласилась.
С этими словами он наклонился к ней и поцеловал. Гермиона забыла о времени, о том ,что Снегг может вернуться в кабинет, о том что перед ней некоронованный слизеринский принц, просто обняла его за шею и отдалась поцелую.
За спиной раздался грохот:
-Какого Мерлина! - заорал Рон. Он пришел составить компанию Гермионе и оказать моральную поддержку. «Да, с моралью у нее проблемы»,- пронеслось у него в голове, пока он разглядывал пунцовую Гермиону и не спускающего с него яростного взгляда Малфоя. Руки с плеч Гермионы Малфой так и не убрал.
До Рона дошло, он влетел в кабинет:
-Он к тебе приставал? Он тебя заставил? Я его убью!- он яростно смотрел на Малфоя.
-Нет, Рон, Драко не заставлял меня.- Гермиона смотрела извиняющее, но только еще теснее прижалась к Малфою, а тот обнял её с довольным вздохом.
-Но…- у Рона был огорченный и непонимающий вид.- Но почему?
-Он меня любит,- неуверенно произнесла Грейнджер, взглянув на Малфоя.
-Люблю,- подтвердил тот, утвердительно кивая,- больше жизни. И не отпущу. И никому не отдам. Уизли, ты понял?
Рон моргнул:
-Да она мне как сестра! Но если ты,- раздраженный взгляд в сторону слизеринца,- посмеешь огорчить ее или заставишь плакать, я тебя убью!
-Идет,- Малфой высвободил правую руку и протянул Уизли. Тот, оторопев, пожал ее. Они заключили перемирие.
Гермиона сидела, смотрела на небывалую картину: слизеринец и гриффиндорец, которые пожимают руки, придя к соглашению, а внутри нее поднималась радость и расцветала надежда что, возможно у них с Драко всё и получится. И его родители смогут когда-нибудь ее принять. Ведь принял же Рон - Малфоя. Значит - не всё потеряно.
-А сейчас проваливай, Уизли.- Малфой смотрел с улыбкой.- Нам с Гермионой надо поговорить.
Рон закатил глаза, отвернулся и пошел к дверям:
-Угу, знаю я как вы разговаривать собираетесь!
-Уизли, завянь,- в стену рядом с Роном врезался ботинок.
Рон обернулся, усмехаясь. Малфой воинственно уставился на него.
-А вы хорошо смотритесь вместе,- задумчиво протянул Рон, окидывая их взглядом, и ушел.
Гермиона обернулась к Малфою:
-Драко, можно тебя спросить?
Тот обреченно кивнул:
-Спрашивай. Что ты хотела узнать? Как я переступил через себя и не порвал Уизли глотку? Всё что угодно ради твоего покоя.- Малфой улыбнулся застенчиво.
-Нет,- Гермиона уперлась ему кулачком в грудь.- Как ты убедил Снегга оставить нас в своем кабинете наедине?
Малфой спокойно смотрел на Грейнджер:
-Я просто всё ему объяснил. Я сказал ему, что люблю тебя и не перестану любить, кто бы и что ни говорил. И он - проникся. Ты же знаешь, он сам всю жизнь любит одну женщину. Так что ему знакомо это чувство, когда ты без человека жить не можешь, когда тебе хочется смотреть на него не отрываясь, когда от прикосновения и запаха кружится голова, когда спиной знаешь, что любимый человек рядом. Он знает, каково это.- Слизеринец задумчиво улыбнулся и обнял Гермиону.- И он нам поможет.
Гермиона сидела, прислушиваясь к стуку сердца Малфоя, греясь я в его объятиях, и думала, что теперь в замке у них есть два союзника - Рон и Снегг. Два человека, которые согласились помогать им во имя любви.
И она больше не была одна. Вообще, как оказалось, она и не была одна - никогда. Все семь лет рядом незримо присутствовал ее принц. «Хотя, почему незримо»- усмехнулась она, вспомнив все подначки и подтрунивания Малфоя. Давно пора было догадаться, мальчики просто так девочек за косички не таскают, к тому же –с такой настойчивостью.
Гермиона улыбнулась и счастливо уткнулась носом в грудь Малфоя. Его настойчивость в те времена, когда он ее изводил, позволяла надеяться, что и теперь у них все получится- с такой то упертостью, как у Малфоя.
Казалось, что всё должно было получиться, но всё чуть не разрушилось буквально на следующий же день.
Драко и Гермиона договорились, что на людях продолжат вести себя как враги: он ее достает, она огрызается и испепеляет его взглядом.
Но Малфой малость перестарался. Когда Грейнджер попалась на глаза слизеринцу в кабинете Арифмантики, тот незамедлительно пошел в наступление. Причем его издевки стали еще острее, как будто он пытался компенсировать нежность своего поведения наедине с ней. Всё шло как обычно: он проезжался по поводе ее мозгов, она парировала, что нечего завидовать, уж что не выросло, того и не будет. И тут он ляпнул:
-А что это ты сегодня такая нарядная? Для кого наряжалась то?
Гермиона вспыхнула, глаза ее подозрительно заблестели. Здесь бы Малфою и остановиться, но его несло. Ревность, что ли? Почему то он решил, что она так вырядилась ради Поттера и он ляпнул:
-Все равно никто не обзарится на тебя, грязнокровка. Гермиона вскочила, бросив сумку и убежала из класса игнорируя урок.
Уизли позеленел:
-На два слова, Малфой.
Драко понял, что сейчас Рон его убьет, но в данный момент его больше волновало что он, как придурок ляпнул такую чушь.
Уизли за рукав выволок Малфоя из кабинета. Тот приготовился драться, по Рон толкнул его прочь:
-Беги и проси прощения, Малфой. И молись, чтобы она тебя простила, или я тебя просто убью.
Малфой кивнул и рванул по коридору, думая, что если Грейнджер его не простит, то и убивать никого не придется, он просто сдохнет под дверью ее комнаты.
Он ее нашел. Ну еще бы. Он всегда ее находил. В нем как будто был встроен внутренний компас: «Грейнджер здесь».
Он вошел в пустой класс. За партой у окна сидела Гермиона. Она плакала. Она подняла глаза на скрип открывающейся двери, увидела Малфоя и быстро отвернулась, вытирая глаза.
Он подошел, присел перед ней на корточки и, заглядывая снизу вверх сказал:
-Прости меня. Прости. Прошу.- Он попытался взять ее за руки. Она оттолкнула его прочь. Он продолжил:
-Я не подумал, что ты так мало мне веришь.
Гермиона непонимающе посмотрела на него. Он продолжил:
-Мне казалось, я так ясно показал тебе, что я тебя люблю, что ты,- он приложил руку к груди,- в моем сердце. Навсегда.- Он улыбнулся криво:
-Для меня это настолько очевидно. Я так сросся со своими чувствами к тебе за эти годы, что мне непривычно, что ты можешь мне не верить. Что ты так не уверена в моей к тебе любви, чтобы глупые показные слова могли тебя настолько огорчить.
Он положил голову ей на колени.- Прости меня, Гермиона.- Он поднял глаза и посмотрел на нее.- Я тебя люблю. И я больше не буду ничего говорить на людях. Я просто не смогу. Буду постоянно думать, что вот ты опять поверишь «мне внешнему»- моей игре, и когда-нибудь я не смогу тебя убедить. Хватит.
Он сел рядом и обнял ее за плечи. Она уткнулась ему в шею носом. Он гладил ее по плечу левой рукой.- Хватит. Мы и так справимся. Никто ничего не заметит.
***
Гермиона собиралась на вечеринку к Слизнорту. Малфой тихо бесился в туалете Плаксы Миртл. Его одолевала ревность, он еще мог переносить рядом с ней Поттера, который вроде был влюблен в мелкую Уизли, или - Рона, который как-то в приватной беседе пообещал ему, что Гермиона для него «как сестра». Чем и спас себя от жестокой расправы. Но Макклаген! У него же руки повсюду лезут! Малфой с ненавистью уставился в зеркало, отметив, что стал таким - же лохматым, как Поттер. Похоже, это заразно.
Плевать! Он должен был ее увидеть! Малфой не собирался заявляться на вечеринку, но Филч подловил его в коридоре и приволок в покои профессора Слизнорта. Снегг вызвался проводить Драко, но тот вышел не раньше, чем убедился что Грейнджер сбежала от Макклагена и теперь торопливо шагала в направлении башни Гриффиндора. Малфой отправился за ней. Позади - Снегг. Он фыркал и что-то бормотал себе под нос. Малфой не слушая, прикидывал как бы вернуться, чтобы накостылять Макклагену.
У него почти получилось. Малфой подстерег добычу. Но ошибся адресатом. На Слизеринца напоролся Поттер. А Малфой уже успел забыть, что тот не в курсе изменившейся расстановки приоритетов, и потому получил Сектумсемпру.
Макклагену повезло, в больничное крыло попал Малфой, а не он.
Очнувшись, Драко попросил позвать Гермиону. Профессор Снегг задрал бровь, но к его чести - ничего не сказал, привел Грейнджер, а потом стоял на шухере у дверей, рыча грозным львом на всех, кто пытался проникнуть в лазарет.
Гермиона гладила тонкие шрамы на лице Малфоя, разлетевшиеся сетью по всему телу и плакала, что это сделал Гарри. А Малфой, чувствуя себя добрым самаритянином, еще и защищал бешеного шрамоголового. И чего это Малфой такой добрый? Наверное, это вирусное.
Малфой поправился. На людях он и Грейнджер больше не цапались. Встречались наедине, когда она, якобы, проводила время с Уизли. Малфой сначала напрягался, с какого это перепугу Рон так помогает, но увидев, как он в то же время весело щебечет с Лавандой Браун - расслабился. Уизли дйствительно - не соперник. Хорошо.
Малфой думал, что как то уже привык к рыжему и устраивать тому несчастный случай не хотелось.
***
А потом они ушли. Малфой остался. Тихо сходил с ума от неизвестности и тоски. Снегг отправился передать меч и взял Драко с собой. Пока они в лесу дожидались удобного момента, Малфой жалел, что не захватил цветы. «И почему я, кретин, не дарил ей цветы каждый день, пока мы были в Хогвартсе?»- Малфой огляделся. Лес Дин. Зима. Иней. Сосны. Ни цветочка. Снегг ушел. И тут его взгляд упал на вербу.
Голые ветки были украшены пушистыми серо-зелеными шариками. Мягкими и нежными как ее волосы. Малфой наломал веточек. Получился маленький милый букетик. Чувствуя себя очень странно - аристократ Малфой перед палаткой любимой девушки с букетиком вербы, он тихо позвал ее.
Она показалась буквально через секунду. Увидев Драко, замерла и вдруг с плачем кинулась ему на шею. Букетик полетел им под ноги. Она обнимала слизеринца, целовала подряд в нос, веки, губы, шею, лоб, виски и шептала, что она так боялась больше не увидеть его никогда. Он стоял, крепко обнимая ее за талию, и чувствовал, как в груди острой белой звездой зреет счастье.
Малфою казалось, что он мог бы так стоять и сто лет. Но вернулся Снегг и увел его. Потом Малфой узнал что букетик Гермиона сохранила. Веточка из него по сей день стоит в доме четы Малфой. Грейнджер осталась с Поттером. Малфой вернулся в Хогвартс. Там они и встретились.
Гермиона с Поттером и Уизли искали в выручай - комнате диадему Кандиды Когтевран. Драко пришел туда с друзьями - помочь. Он опять забыл, что не все в курсе ситуации. Сложилась схема три на три: Малфой, Гермиона и Рон были в курсе, слизеринцы и Гарри - нет. «Вот что больше всего убивает в этой ситуации: чувствуешь и думаешь одно, говоришь другое, и делаешь третье»- думал Малфой, рассматривая гриффиндорское трио. Это выматывало, пару раз он едва не сорвался. А тут еще один не в меру прыткий придурок решил использовать непроверенное темное заклинание, выпустив огненного дракона ,который принялся пожирать все на своем пути. Малфой забрался на пирамиду из какой-то старой мебели и ждал конца, а в голове билась одна мысль: «Успела ли она спастись?»
Успела. Малфой это увидел, когда Поттер вернулся за ним. Ухватив Гарри за руку Драко перескочил на метлу, и они вылетели из дверей выручай-комнаты в последний момент.
Едва рухнув на пол коридора и заходясь в кашле, Драко попытался сесть, чтобы увидеть, все ли в порядке с Гермионой. Та подлетела:
-Драко, ты цел?- Она плакала навзрыд и обнимала Малфоя.
-Какого Мерлина здесь происходит?!- Поттер выглядел настолько ошарашенным, что не будь Малфой так занят, он бы посмеялся.
-Оставь их,- Рон оттеснил друга в сторону.- Я тебе объясню.
Когда Рон закончил говорить, Гарри, разглядывая его как-то подозрительно ,уточнил:
-И почему ты не сказал мне раньше?
Рон пожал плечами:
-Это же не моя тайна.
Гарри все так же странно смотрел на Уизли:
-Рон, ты как?
Тот вытаращил глаза:
-В смысле?
-Ну, Гермиона целуется с другим, а ты спокоен как танк. Это что - шок?- Поттер выглядел озадаченным.
-Гарри, - Рон похлопал друга по плечу,- Гермиона мне как сестра. Так же как и для тебя. Я рад за нее. Но если Малфой ее обидит, я его убью.
- Мы оба его убьем,- пообещал Гарри.
-Тоже мне, нашлись маньяки,- проговорил Малфой, продолжая обнимать Гермиону.
В общем - все к лучшему. За зубом василиска отправились уже втроем: Рон, Гермиона и Драко. Они добыли его и уничтожили чашу.
А потом Волан-де-Морт захватил Хогвартс. Когда на площади перед замком он приглашал желающих присоединиться к нему, а Люциус Малфой звал сына к себе, Драко вышел вперед и встал, взяв за руку Грейнджер. Он выбрал ее. Он слишком долго выбирал родителей, а выбирать надо было любовь. Сейчас он знал что выбрал правильно.
Гарри очнулся. Добро победило, как и должно быть в сказках. Уж если здесь водятся принцы, то добро победит априори.
Малфой так и не вернулся к своим. Они поселились у крестного. И вроде бы Снегг вовсе не против. Гермиона потрясающе готовит и каждый вечер всех ждет горячий ужин. Кажется, Снегг мечтает, чтобы молодежь задержалась подольше.
Гермиона учится на колдомедика. Из нее выйдет отличный доктор.
Малфой подружился с Поттером. Они работают в министерстве мракоборцами. Кто бы тог предположить, что аристократ и мажор Драко Малфой будет ходить на работу, как простой смертный Поттер.
Малфой больше не задирает Рона. Кто знает, как бы сложилась жизнь, не отправь тогда Уизли слизеринца за Грейнджер.
Драко и Гермиона женаты два года. И 7 месяцев назад у них родился сын. Скорпиус. У него белые волосы, как у отца и шоколадные глаза матери. «Надеюсь, мозгами он тоже пошел в мамочку»- думает Малфой, укачивая сына по вечерам.
Малфои так и живут у Снегга. Он очень им помогает. Часто Драко кажется, что потеряв свою любовь, крестный стал трепетно беречь это чувство в отношениях других людей. Из него получился отличный дед. Скорпиус его обожает. Похоже, это взаимно.

Пожалуйста ,если берете себе-указывайте автора и кидайте ссылку на оригинал. Спасибо : )

@темы: фанфики по Гарри Поттеру, авторские фанфики

12:14 

ГГ/ДМ. "Вариации к фанфику Браслет" на Сказках. Фанфик по ГП.

Эти слова Нотта все еще звучали в голове Грейнджер, когда Малфой вернулся:
-Ты хочешь, чтобы он стал как Люциус, или - чуть менее жестоким? Тогда - сделай шаг навстречу.
Гермиона сухо рассмеялась: как будто у нее был выбор. Куда уж ближе. Она взглянула на браслет. Затем перевела взгляд на Драко.
О да, он ее ненавидел, особенно сейчас, она прямо-таки чувствовала расходящиеся он него волны гнева и раздражения.
Грейнджер задумалась, не является ли эта обострившаяся чувствительность к его эмоциональному состоянию следствием того заклятия, что связало их через браслет и кольцо?
«Глупо, безмерно глупо было поддаваться на подначки Забини»- расстроено думала Грейнджер, рассматривая браслет. По материалу и отделке он был близнецом кольца, что сейчас красовалось у Малфоя на безымянном пальце.
Малфой раздраженно воззрился на Гермиону, сидящую над учебниками:
-Ну естественно, я точно знал где найду тебя.
Грейнджер вопросительно подняла брови:
-Естественно знал. Ты всегда теперь знаешь, где я, так же как и я знаю, где ты.- Она раздраженно покосилась на браслет. Тот ехидно подмигнул ей изумрудным глазом. Брр.
Кто бы мог подумать, что Забини окажется настолько безжалостен, чтобы сыграть со своим лучшим другом такую шутку?
Гермиона горько рассмеялась. А как безобидно все начиналось: на Святочном балу расслабившаяся компания решила сыграть в «Правду и дело». Путем розыгрыша отвечать досталось Грейнджер и Малфою. Они с ужасом ждали, кто будет задавать вопрос. Забини. Гриффиндора выдохнула - ну, это не самое плохое, что могло с ней приключиться. Она уже успела заметить опасно заблестевшие глаза Паркинсон, направленные на Малфоя и понимала, что попадись они ей - мало бы не показалось. И вообще, почему ей достался Малфой? Он ведь стоял рядом с Роном. Как обидно, что палочка остановилась, лишь чуть не дойдя до Уизли. Все было бы гораздо проще…
Но и отвечать Забини на каверзные вопросы в присутствии Малфоя не хотелось, и когда Блез предложил в качестве отступного, что в течение месяца непримиримые враги, которые терпеть друг друга не могут, будут носить украшения в одном стиле, Гермиона не поверила своим ушам. И всё?! Она так легко отделалась?
Ха-ха три раза. И как она умудрилась забыть, что Забини - слизеринец? Но Малфой то должен был помнить! Он же с ним 6 лет учился! Но похоже, Малфой очень боялся какого-то конкретного вопроса, на который придется дать честный ответ в присутствии Грейнджер, а потому безропотно согласился в течение месяца носить старинное кольцо-печатку с изумрудом.
Теперь он тоже понимал как они влипли, поэтому раздражение в тоне слизеринца Гермиона решила не принимать на свой счет.
Она вспомнила слова Нотта о том, что «надо делать шаги навстречу» и постаралась, чтобы голос ее прозвучал приветливо, когда она, отложив книги, подняла на Драко взгляд:
-Что ты хотел, Малфой?
Тот смотрел в ответ с непонятной усмешкой. Моргнул. Вздохнул:
-Мне нужно, чтобы ты пошла со мной в Хогсмид.
Гермиона удивилась:
-Это еще зачем?
Малфой поморщился:
-Ты же сама знаешь, мы не можем разлучаться больше чем на 10 минут, если расстояние между предметами (он с ненавистью уставился на кольцо) превышает две мили. А это лишь территория Хогвартса со всеми его башнями и переходами. Хогсмид - дальше.
-Знаю. Уже испытали.- Гермиона поежилась от воспоминаний. Ей до сих пор становилось плохо, когда она вспоминала, какой ужас накрыл ее душной волной, когда Малфоя срочно вызвали в имение. Правда и он вернулся белый-белый через 15 минут, влетел в класс Слизнорта не спросив разрешения, и уволок Грейнджер в коридор.
-С тобой ничего не случилось?!- Он держал ее за плечи и его руки крупно подрагивали.
-Нет. - Она смотрела на него будто он был очень ей дорог и она не видела его лет двадцать.
-Что происходит?! - На это вопль, дружно вырвавшийся у них, флегматично ответил знакомый голос:
-Так это особая магия, вы не можете быть далеко друг от друга.- Забини сидел на подоконнике и читал «Историю Хогвартса».- И да, еще вы всегда будете знать, где находится другой и что он при этом чувствует.
Малфой в два крупных шага преодолел разделяющее их расстояние и, схватив Забини за отвороты мантии, заорал:
-Что ты натворил Блез?! Ты совсем тронулся?
Забини смотрел на него спокойно и улыбался:
-Та понял, Малфой, да? Ты должен понять. Ты же из старинной семьи. Но,- Забини успокаивающе похлопал Драк по плечу,- это к лучшему. И ты знаешь это не хуже меня.
Гермиона ничего не поняла из этого разговора и только хлопала глазами.
-Что происходит?- Она посмотрела на Забини. Тот только открыл рот, чтобы ответить, как Малфой, врезав кулаком в стену рядом с его головой, рявкнул:
-Нет!
Забини усмехнулся:
-Как скажешь, Малфой, хотя,- он оглянулся на Грейнджер,- на твоем месте я бы тоже молчал.- И – ушел.
Гермиона моргнула, выныривая из воспоминаний, подняла глаза на Драко, нетерпеливо постукивающего ногой и уточнила:
-Я хотела узнать, зачем нам в Хогсмид?
Драко прикрыл глаза. Она подумала, что он должен злиться на ее любопытство. Но странно, она точно знала, что он - не зол. Скорее - доволен?
Было очень сложно разобраться в его чувствах. Она и свои-то не понимала. Но злить его не хотелось. Или - огорчать? Он задумалась, потом сложила книги и встала:
-Идем, только мне нужно занести сумку в гостиную Гриффиндора.
Малфой хмыкнул, закатил глаза, потом отобрал у Грейнджер сумку и быстро пошел к двери. Гермиона, очень удивленная, вышла из библиотеки.
До Хогсмида они добрались быстро, это позволяло надеяться, что у Грейнджер останется еще время подготовить эссе по Зельеварению - до ужина. Но, как оказалось, Драко ждал что-то из Лондона, и посылку должны были доставить на Хогвартс экспрессе. А тот -задерживался.
Гермиона стояла на перроне, выглядывая поезд и жалела, что не подумала одеться потеплее. Ветер пронизывал ее мантию насквозь. Она только стала придумывать, как бы сотворить согревающее заклинание, как подошедший Малфой распахнул полы своей мантии, обнял ее и укутал их обоих как шатром - одним полотнищем.
-Я знаю, ты замерзла,- в ухо ей сказал слизеринец.- Чувствую,- уточнил он.
«Ах, да, кольцо!»- подумала она, начиная огреваться. Мантия Малфоя была большая, легкая и очень теплая. Очевидно-дорогая. Такие мысли об одежде были совершенно не свойственны ей, скорее это была прерогатива Драко. Это он любил, ценил и понимал толк в качественной одежде.
Перебив ее мысли, он продолжил:
-И прости что с эссе так получилось.
-Ничего,- она обняла его за плечи. Так было удобнее стоять и стало еще теплее.- Доделаю вечером.
-Хочешь, я помогу.- Малфой улыбнулся.- Зелья – единственный предмет в котором я успеваю лучше тебя.
Она подняла брови. Он нахмурился:
-И вовсе не потому, что он мой крестный.
Гермиона сделала невинные глаза:
-Я же ничего не сказала.
Малфой хмуро на нее покосился:
-Но ведь подумала.
Да, Гермиона стояла на вокзале Хогсмита в объятиях Драко Малфоя и вспоминала - сколько всего она обдумала за эти пока еще несколько дней, что они носили старинные украшения.
Оказалось, она вовсе не ненавидит Драко Малфоя, как ей представлялось. Да и он вовсе не презирал ее, как она думала. Она так и не могла понять как он к ней относится, но это было что-то смутно-знакомое, больше напоминающее - заботу?
Когда она впервые осознала это, то впала в ступор. Драко Малфой, заботящийся о грязнокровке, это не вписывалось ни в какие рамки. Но если отбросить все его дурацкие высказывания и смотреть только на действия, а не на болтовню, то да - он реально заботился о ней. Даже.. Она вспомнила - даже на чемпионате мира по квиддичу, когда группа Пожирателей смерти напала на отдыхающих волшебников, даже тогда он оказался поблизости, несмотря на суматоху, и велел Гарри и Рону увести и спрятать ее как можно дальше в лес. Конечно, он при этом кривил губы, обзывался и сверкал фирменным Малфоевским взглядом, но (такое существенное НО)- единственно, зачем он оказался там в этот момент - предупредить ее друзей о том, что именно ей грозит наибольшая опасность.
И, если оценивать и другие его поступки, то за всеми его действиями скрывалась забота, пусть губы и говорили при этом гадости.
Гермиона согрелась и стала засыпать. Она положила голову на плечо Малфоя, тот слегка передвинулся, чтобы ей было удобнее. «И это чувствует», - с удивлением отметила она.
Малфой вздохнул. А потом ей показалось, слегка коснулся губами ее волос.
«Бред - подумала Грейнджер.- Чего только с мороза не примерещится».
Раздался шум приближающегося поезда. Драко забрал посылку. Гермиона смотрела изумленно:
-Книги?
Малфой молча поднял брови.
-А что, нельзя было их послать с совой?
-Нет, - Малфой усмехнулся.- Это личные семенные дневники- такое почтой не посылают.
Заметив недоуменный взгляд Грейнджер, терпеливо добавил:
-Слишком много личной информации - представь что такой дневник попадет в руки Риты Скитер, здесь же в тетради заперта целая жизнь семьи Малфоев.
Гермиона представила противную корреспондентку и «что» та могла бы понаписать, имея в руках архивы старинной семьи. Ее замутило.
-Зачем ты тогда просил прислать их из Имения?
-Хочу кое-что уточнить,- рассеянно откликнулся Малфой, увлекая ее за собой по пути в Хогвартс, одной рукой неся тяжелую на вид сумку, а другой приобнимая Гермиону и продолжая укрывать их мантией - одной на двоих.
Гермиона шла и думала, что было уже шоком обнаружить, что Малфой к ней вполне доброжелателен, но гораздо большее потрясение она испытала, когда поняла, что ей нравится его забота.
Ей нравилось быть оберегаемой. Это было странно и непривычно. Обычно как раз она заботилась обо всех - помогала делать домашнее задание Рону, подсказала Невилу на зельеварении, варила оборотное зелье для Гарри, и - еще миллион всяких мелочей. Нет, ее друзья не использовали ее – сознательно, но заботился о ней только Малфой.
Вот это-то открытие и потрясло ее, когда она друг поняла, что слизеринский принц так явно насмехающийся над грязнокровками, на деле - заботится о ней.
Но вот они дошли до школы и в холе расстались. Здесь они могли быть на расстоянии - и не сойти с ума. Но способность чувствовать настроение другого никто не отменял.
Пора было одеваться и идти к Слизнорту. Гермиона расстроено оглядывала себя в зеркале. Нет, выглядела она замечательно, и даже браслет гармонировал с платьем, но при мысли о Макклагене настроение упало и закопалось где-то в районе южного полюса. Но - приглашением профессора не стоило пренебрегать. Гермиона вышла.
В принципе, вечерника протекала более-менее спокойно, пока Макклаген не подловил ее на балконе.
Она как - раз пыталась отвертеться от его слюнявых поцелуев, пахнущих драконьим фаршем, когда в зал ворвался взъерошенный Драко. Филч отчитывал его, Снегг грозился проводить, но Малфой стоял и смотрел, не отрывая взгляда от Гермионы. К счастью, Макклаген, отвлекшись, выпустил ее.
Под безотрывным взглядом Малфоя Грейнджер пошла к выходу. Он молча развернулся и, игнорируя и завхоза, и профессора, вышел следом.
- Ты в порядке?- он взял ее за плечи.
Она поняла, что уже привыкла слышать это вопрос из его уст, как и заботу, сквозившую в голосе. Ей стало грустно.
-Драко, это всего лишь действие украшения, да? Когда мы их снимем, все вернется на круги своя?
Малфой улыбнулся как-то странно и промолчал. Потом опустил ресницы, скрывая от неё взгляд, и ответил:
-Если тебя волнует, не начну ли я тебя обзывать, то можешь успокоиться, это не будет.
Ей казалось, он хотел добавить что-то еще, но передумал. За спиной раздалось ядовитое покашливание:
-А я то все гадал, что за причина привела вас, мистер Малфой, на эту убогую вечеринку.- Снегг разглядывал студентов, подняв правую бровь.
Он хотел сказать что-то еще, и тут его внимательный взгляд упал на руку Грейнджер. Он замолчал и побледнел. Перевел взгляд, отыскав правую руку Драко. Вздохнул, как захлебнулся:
-Вы с ума сошли?!
Гермиона непонимающе перевела взгляд на профессора.
-Не сейчас! - Тон, каким говори Малфой мог бы остановить и лавину. Снегг заткнулся.
-Я провожу мисс Грейнджер и через 10 минут буду в вашем кабинете, профессор, и мы поговорим.- Слизеринец развернулся и увлек Грейнджер по коридору.
-Драко, я ничего не понимаю, а ты? –Гермиона смотрела на Малфоя, пока тот быстро вел ее к башне Гриффиндора.
-Кое что,- взмах ресницами.
-Объяснишь?
-Непременно,- смешок, как сдерживаемое рыдание.
-Все так плохо? - Гриффиндорка испугалась.
-Пока не знаю,- задумчиво протянул Малфой, называя пароль Полной даме.
Гермиона задумалась, откуда он его знает, и тут же поняла, что и сама знает пароль гостиной Слизерина.
«Все страньше и страньше»,- пронеслось в голове ошеломленной гриффиндорки.
-До завтра,- Малфой совершенно машинально поцеловал Гермиону в лоб, развернулся и вышел.
Грейнджер осталась стоять посреди гостиной, пытаясь уложить в голове все это- заботливый Малфой, который примчался на вечеринку, потому что ей вдруг стало страшно, когда Макклаген уж слишком настойчиво полез к ней на балконе. Малфой, целующий ее в лоб с пожеланием спокойной ночи. Это не мог быть Драко Малфой- слизеринский принц недельной давности, шипящий что-то оскорбительное ей вслед каждый раз, как она проходила мимо.
Вообще, Гермиона задумалась - как – то слишком часто она на него наталкивалась все эти годы. Ни с кем другим она столь часто не пересекалась. Или это так ей казалось, потому что он был такой занозой в задние?
В ее голове раздался тихий смешок. Ей показалось, что вернулся Малфой. Но нет - в гостиной никого не было.
Грейнджер направилась в спальню, размышляя, что Драко явно знает что-то, о чем не говорит ей. «Значит, завтра надо найти Забини». - Успокоенная этой мыслью, Гермиона уснула.
Забини явно избегал ее. Она пыталась застать его во всех его любимых местах: на поле для квиддича, в пабе «Кабанья голова», в коридорах и даже за обеденным столом Слизерина.
Блез уворачивался. Хитрил. Шифровался. А на ужин просто не явился.
Терпению Гермионы пришел конец, когда она заметила внимательный взгляд, которым ее провожал Снегг. В нем читалось – сожаление? Это ее напугало. Она решила поговорить с Драко и попросить его рассказать ей, что происходит. Она была сторонницей идеи, что всегда все должны знать всё, что происходит. Потому - что в неведении жить попросту опасно.
Она вышла из зала. Драко ждал ее, прислонившись к стене. Она не удивилась. Рон и Гарри замерли с вопросительным видом.
-Идите мальчики, я потом…- Она уже на них не смотрела.
-Малфой подошел, отобрал у нее сумку:
-Что, кардионагрузка? - обреченно проговорил слизеринец, накидывая на плечо ее котомку, набитую книгами.
-А, да, эссе по оборотням, как я мог забыть,- сам себе под нос проворчал Малфой.- Пойдем, что ли на поле? Только оденься потеплее.- Он задумчиво осмотрел ее.- Нет, зайдем ко мне, я дам тебе запасную мантию, твоя никуда не годится.
И Гермиона не обиделась. И - пошла за ним. Потому что теперь понимала - он не стремился оскорбить ее пренебрежением к ее вещам, а просто констатировал факт, что его одежда теплее, и ему будет спокойнее, если она оденется по - надежнее. Видимо, разговор предстоял долгий.
На поле он усадил ее на скамейку, стряхнув снег и выполнив утепляющее заклинание. Сам сел рядом. Вздохнул.
-Я не знаю, с чего начать..-Он тоскливо смотрел на снег.
-Начни с начала.
Малфой вопросительно поднял брови. Грейнджер указала на браслет:
-Ты же знаешь что-то о них, верно?
-Да, - Малфой улыбнулся, но это уже ближе к концу.- Он задумчиво смотрел на гриффиндорку.
Та вздохнула: -Ну начни, хотя бы с них.
-Ладно,- Малфой взъерошил себе волосы.- Это украшение из нашей семьи, его прислал мой отец по просьбе Забини. Но во многих чистокровных семьях имеются подобные комплекты. Это что-то вроде обручальных колец у магглов. Когда двое решают пожениться, они одевают такую пару - где-то это кольца, где-то – браслеты, в некоторый семьях - кулоны, в нашем случае - кольцо для мужчины, браслет для женщины.
Когда заключается помолвка, то они как - бы обещают никого больше не искать. А драгоценности помогают им лучше понимать друг друга,- он усмехнулся,- чувствовать. А еще они не позволяют разлучаться надолго или быть далеко друг от друга.
Малфой замолчал. Грейнджер смотрела во все глаза. А потом спросила то, чего он совсем не ожидал:
-И зачем ты тогда согласился надеть его?- Она указал на кольцо,- лучше было бы ответить на вопрос Забини, что бы он ни спросил, и дело с концом.
Малфой сжал губы:
-Я не мог, я знал, что он спросит.
-О чем бы ни спросил, это было бы не так страшно.
Малфой быстро взглянул на Грейнджер, та разглядывала браслет. Он странным голосом уточнил: - Тебе страшно?
-Да,- она подняла на него взгляд.- Это же всё магия драгоценностей, и потом, когда мы их снимем, все исчезнет. – Она помолчала.- Мне будет тебя не хватать.
Малфой закрыл глаза и выдохнул. А потом улыбнулся:
-Не будет.
Будет,- перебила его Гермиона.- Ты заботишься обо мне, мне так хорошо и спокойно рядом с тобой, защищено, как будто…- она вдруг остановилась.
-Как будто?- он смотрел ожидающе.
-Как будто ты меня любишь? -уже шепотом закончила она.
Он улыбнулся:
-Наконец-то догадалась. Уже вся школа по-моему, в курсе. - Он ее обнял и уткнулся носом в макушку. - Только одна слишком умная гриффиндорка оказалась такой глупенькой, что ничего не замечала.
Гермиона отстранилась, глядя ему в глаза:
-Малфой…
-Что?- Он смотрел на неё, закусив губу, вместе с вопросом у него вырвался тот странный смешок, как стон.
-Что, Грейнджер? Даже Забини въехал.- Малфой усмехнулся.- Я не удивлюсь, если вся эта рождественская игра была затеяна только ради того, чтобы заставить меня признаться.
Он сглотнул:
-Я не мог сказать это при тебе. Я думал, ты меня ненавидишь. И я сначала не знал про браслет и кольцо. Смутно что-то помнил из семейных хроник. Потому и написал в Имение с просьбой прислать дневники. Прочел, убедился.- Он хохотнул и зажмурился.- Прости!
-За что ты просишь прощения?- Гермиона чувствовала, что ему плохо, но не могла понять что должна сделать, чтобы ему полегчало. Все-таки в некоторых вопросах она была очень наивной, несмотря на отличный аттестат.
Малфой погладил ее по щеке:
-За то, что люблю тебя. За браслет. - Он погладил ее руку. - Прости.
Гермиона нахмурилась, взяла его лицо в ладони и поцеловала- легко в губы. Почему-то она знала, что это должно его успокоить.
-Драко, я все еще не понимаю.
Малфой посмотрел на нее, и вдруг в его взгляде мелькнула надежда. И он заговорил быстро, захлебываясь:
-Гермиона - браслет и кольцо снять нельзя. Это навсегда. Пока мы живы - мы связаны. Блез соврал про месяц. Потому-то Снегг и пришел в ужас.
-А почему он смотрел на меня с жалостью?- Казалось, мысль провести всю жизнь рядом с Малфоем нимало не огорчила Грейнджер.
Слизеринец усмехнулся:
-Потому и смотрел, он знает, что находиться рядом со мной, это то еще удовольствие.
Гермиона усмехнулась совсем по-малфоевски:
-Что касается его - ничего не могу сказать. Но за себя отвечу, что я не возражаю.
Малфой смотрел на нее во все глаза: - Гермиона!
Она опять его перебила:
-Драко Малфой, если то о чем ты не захотел признаться при Забини - правда, и ты не изменишься, ты – теперешний - настоящий, то я не имею ничего против того, чтобы провести с тобой ближайшую сотню дней рождения.
-Витиевато завернула.- Малфой смотрел с восхищением. Потом наклонился и поцеловал Гермиону.
-Я люблю тебя, Гермиона Джин Грейнджер, и хочу всегда быть с тобой рядом, ты за меня выйдешь? Конечно, вопрос чисто риторический,- тут же добавил он задумчиво, покосившись на браслет.
За это немедленно получил удар кулачком в солнечное сплетение. Перехватив руку Грейнджер, Малфой поцеловал сжатый кулачок и посмотрел в сердитые глаза гриффиндорки: - Я жду ответа.
-Да,- она улыбнулась.
А Снегг и Забини, выглядывая из-за колон, ограждавших стадион, весело ухмылялись.
-А вы это здорово придумали, профессор.- Забини уважительно покосился на Снегга.
-А то, - ухмыльнулся тот. Потом по его лицу скользнула печальная улыбка. Жаль, что в свое время никто не догадался подсунуть такие браслеты ему и Лили. Он так ей и не признался, они не прояснили отношения до конца, потом она погибла, а ему осталось лишь горькое чувство утраты на которое он не имел права. «Хоть кто-то будет счастлив»,- подумал он, глядя на Драко и Гермиону.

Пожалуйста, если берете себе - указывайте автора и кидайте ссылку на оригинал. Спасибо : )

@темы: фанфики по Гарри Поттеру, авторские фанфики

12:11 

ГГ ГП "Разобраться". Фанфик по ГП.

Гермиона брела домой, не глядя по сторонам. Что ее ждало в ее маленькой одинокой квартирке, разве что Косолапус. Гермиона усмехнулась, вот кто всегда готов был ее видеть. Она шла и отрешенно думала, что хорошо, что у них с Роном ничего не вышло. Лаванда подходила ему гораздо больше ,а после того как она родила ему сына, Гермиона даже мысленно перестала называть ее пустоголовой Барби в чулках и шортах в лютый мороз. Пусть будет счастлив.
Гермиона думала, как же это все получилось что они разошлись после школы, что же держало вместе таких непохожих людей, как она - отличница и умница Грейнджер и раздолбай помешанный на квиддиче - Рон Уизли. И поняла - Гарри, вот кто всегда объединял их.
И тут ее сбили с ног. Кто-то резко вывернул из-за угла, явно не рассчитывая, что столкнется с неожиданным препятствием. Она пошатнулась, каблук поехал по льду, она ухватилась за темное пальто, чтобы не упасть, и они вдвоем со спешащим незнакомцем рухнули на тротуар.
-Прошу прощения,- раздался неуверенный голос,- я не ожидал, что за углом дома окажется кто-то. Голос замолчал и продолжил так же неопределенно,- извините, вы не видите мои очки?
Гермиона не видела, но чувствовала. Она на них сидела. Опять придется применить заклятие «репаро». Похоже, это ее судьба. Она и не заметил, что уже широко улыбается. - Гарри!- крикнула она и обхватила темноволосого растрепанного мужчину за шею.
-Гермиона?- в неуверенном голосе появились веселые нотки,- это правда ты?- И тут же добавил озабоченно:- ты не ушилась?- поправил себя,- я не очень тебя толкнул?
-Все в порядке, Гарри,- Гермиона уже хохотала,- ты меня толкнул, я тебя уронила. Мы в расчете.
Она извернулась, вытащила из-под своего пальто очки, быстро починила их и надела Гарри на нос. Заправляя душки за уши, она ласково и привычно погладила его по волосам. На нее глядело такое знакомое до последней черточки, такое родное лицо.- «И почему я не влюбилась в него в школе?»- с запоздалым сожалением подумала Гермиона.
-Потому что тебе с ним всегда было так хорошо, уютно и спокойно, что ты, дуреха, не поняла, что это и есть любовь,- печально ответил внутренний голос.
Гермиона грустно вздохнула. Почему-то на глаза наворачивались слезы. Гарри всё заметил. Он не был бы Гарри, если бы не понял, что Гермиона чем-то расстроена.
-Вставай,- он поднялся и за руку аккуратно помог встать ей, после чего отряхнул ее от снега и повертев, оглядел со всех сторон.- Вроде бы все в порядке,- неуверенно произнес он.- Выглядит отлично.
-Больно?- он взял Грейнджер под руку,- пойдем, я тебя провожу.
-Ты же спешил куда-то?- Гермионе очень не хотелось его отпускать. Но был вечер понедельника, его наверняка ждала Джинни, и ей не хотелось его обременять.
-Я никуда не спешил.- Гарри успокаивающе похлопал Гермиону по затянутой в перчатку руке.- Пойдем.
Трудно было отказать себе в удовольствии - побыть с Гарри чуточку подольше. Рядом с ним на Гермиону всегда сходило какое-то уютное спокойствие, как будто наконец-то все шестеренки сложного часового механизма заняли свои места и всё наконец-то идет так, как должно идти.
Они шли по освещенной фонарями, засыпанной снегом улице, навстречу попадались редкие прохожие, укутанные в шарфы по самые уши. Редко кто бросал на них взгляд.
Гермиона шла и представляла, что вот они - супружеская пара, которая вышла на вечернюю прогулку по знакомому маршруту. И так они гуляют каждый день вот уже 10 лет, им знакомы все изгибы старой улочки, они знают все нюансы пейзажа, перед их взором за эти годы мелькали и нежная весна и буйное лето, и плачущая осень, и свежая зима.
И вот они идут, а дома их ждет ужин, и письма от детей из Хогвартса, и книга, которую они читают вслух каждый вечер, сидя у камина. А домовик Винки зовет их Хозяин и Хозяйка.
Гермиона крепче сжала локоть Гарри, наклонилась к нему и положила голову ему на плечо. Он слегка повернул голову и посмотрел на нее сверху вниз, чуть улыбаясь. Взгляд у него был задумчивый и печальный. Они не разговаривали.
Дошли до крыльца.- Спасибо что проводил,- Гермиона выпустила локоть Гарри, говоря себе, что хватит вести себя как 20 летняя дурочка, уже взрослая, хватит мечтать.
Гарри выглядел слегка растерянным:- Может, предложишь старому другу чашку чая?
И она не смогла отказать. Было так естественно зайти домой с Гарри, будто так и надо, как будто только так и надо.
Раздевшись, Гарри огляделся и спросил:
-А где Рон?
-Мы разошлись, давно,- спокойно ответила с кухни Гермиона, заваривая чай и соображая, чем бы таким угостить Поттера, в холодильнике ничего не было, кроме засохшего сыра и банки маринованных огурцов.
После ее ответа Гарри как-то странно затих. Она обернулась и увидела что он стоит на пороге кухни и смотрит на нее. Смотрит как-то очень странно, будто с надеждой.
Она моргнула. Поттер опустил взгляд. Грейнджер решила, что ей все показалось.
-Гарри, как ты насчет бутербродов с плавленым сыром и маринованными корнишонами?- Она с интересом ожидала ответ. Ей было любопытно - изменился ли Поттер, или остался таким же добрым и деликатным, каким был в школе.
Гарри тут же изобразил неподдельный энтузиазм:
-Ммм, обожаю бутерброды с сыром!- Он так широко улыбнулся, что Гермиона задумалась, а кто его знает, может и правда обожает. И тут она заметила смешинку, блеснувшую за стеклами очков. Только у Гарри она умела определять по глазам, когда он серьезен, и когда шутит. Он шутил. Старался развеселить ее и поднять настроение.
Она рассмеялась весело и беззаботно, как в школе:
-Гарри, как же я по тебе скучала!- успела сказать она прежде, чем мысленно шлепнула себя по губам за длинный язык.
Она посмотрела на Поттера, закусив губу, ожидая его реакции.
Гарри улыбнулся, подошел к Гермионе, обнял за плечи и прижал к себе.- Я тоже скучал. Даже не думал, что могу так скучать по кому-то. Я - скучал,- и поцеловал ее в висок.
Гермиона стояла в объятиях Гарри и грелась в его тепле. Ей не хотелось размыкать объятий, но она напомнила себе:- Джинни, - и - отступила.
Гарри с тихим вздохом отступил на шаг. Он стоял, рассматривал Гермиону, будто не видел ее миллион лет и старался вспомнить все до мельчайшей черточки, чтобы не забывать никогда - ни одной маленькой детали.
-Чай,- Гермиона занялась заваркой, стараясь унять застучавшее бешено сердце. От взгляда Гарри ей стало жарко, на щеках вспыхнул румянец, руки едва подрагивали, пока она сыпала заварку.
-Так, расслабься, упокойся, сосредоточься,- принялась уговаривать себя Грейнджер так же, как когда-то перед делением на факультеты, когда ее первой вызвали к распределяющей шляпе. Она почти уговорила себя, но неудачно подцепив чайник с кипятком, умудрилась плеснуть себе на руку.
-Ах,- боль обожгла, казалось, все тело, хотя пострадала только ладонь. От ее резкого «Ах», Гари дернулся и побледнел.
-Гермиона,- он шагнул, отнял чайник, небрежно опустил его на плиту, взял ее руку в свои ладони - очень бережно, осмотрел ,подул,- больно?
Она помотала головой сквозь слезы,- нет.
Честное слово, это не было бахвальством, просто как только он взял в свои руки ее ладонь, боль тут де отступила как по волшебству.
-Даже прикосновение его действует как лекарство,- подумала Гермиона.- Гарри Поттер - лучшее обезболивающее для Гермионы Грейнджер. Отпускается без рецепта. Доза - чем больше ,тем лучше. Предупреждения: осторожно, вызывает привыкание с первых же минут разговора. Противоядия: не существует. Как наркотик - попал и- с концами. Она попала еще на первом курсе, когда первый раз, чиня ему очки, она продемонстрировала свои отличные навыки волшебницы.
Гарри взял палочку и осторожно водя над обожженной рукой Гермионы, прикусив губу от усердия, что – то прошептал. А она смотрела на его склоненную голову- все такое же растрепанные волосы, тонкая линия скул, упрямый подбородок, мягкие ,всегда готовые к улыбке губы, глаза ,скрытые сейчас за опущенными длинными темными ресницами и думала:
«Как же так. Почему мы не были вместе? Почему, когда это было так естественно? Нам всегда было так хорошо вместе. Ах, да, Джинни»- вспомнила она.
Сердце остро кольнуло. Больно. Больно, когда у тебя был шанс, а ты его упустил. И ты точно знаешь что именно это т шанс был тот самый, единственный, когда «не ешь ,не спишь ,высший класс, чемпионский разряд». Гермиона глубоко вздохнула, стараясь загнать подальше слезы. Гарри взглянул на нее снизу вверх:
-Очень больно?- он погладил ее по волосам,- потерпи, сейчас пройдет.
-Гарри, тебе, наверное, пора?- Гермиона не смогла заставить себя продолжить,- Джинни будет волноваться.
Гарри задрал бровь и чуть криво улыбнулся, вдруг на удивление напомнив ей Снегга:- Хочешь от меня избавиться?
-Нет,- глядя в его глаза, как под гипнозом ответила Гермиона.- Я не хочу чтобы ты уходил. Совсем не хочу.- Она пришла в ужас от того, что произнесла это вслух.
А Поттер широко улыбнулся:- Это обнадеживает.
Гермиона непонимающе подняла брови. «Что это значит? Не может же он желать остаться? У него же Джинни,- подумала она.- О, эта Джинни, Джинни, Джинни, всю жизнь Джинни Уизли!»
«Эти Уизли испортили мне всю жизнь,- ожесточено подумала Гермиона. И тут же смутилась.- Сама виновата. Было тебе хорошо рядом с Гарри - нечего было от него бегать. А то все- книги, библиотека, вот он и выбрал того кто больше им восхищался и готов был проводить с ним время».
«Все просто, -грустно подумала Грейнджер,- я сама виновата. Только я. Теперь уже ничего не изменить».
Она высвободила руку из ладоней Гарри, заварила чай и приготовила бутерброды. Гарри отобрал у нее поднос и отнес к камину. Там на ковре они и устроились. Косолапус беззастенчиво забрался к Поттеру на колени и замурчал.
Гермиона отстранено подумала, что Рона Косолапус терпеть не мог. Их чувства были взаимны - Рон пихал кота ногой, а тот мстил, ставя метки в его спортивных ботинках. В последние дни перед расставанием противостояние обострилось, дошло до открытой войны, года один швырялся тапками, а второй подкарауливал в темном коридоре голые ноги, используя в битве все когти и зубы, надо заметить – не маленькие. Косолапус был крупным котиком.
Вот и сейчас он едва помещался у Гарри на коленях, а Поттер сидел на ковре, прислонившись спиной к дивану, смотрел в огонь, машинально гладил Косолапуса и выглядел настолько «на своем месте», что Гермионе хотелось кричать от несправедливости мира, уведшего Гарри Поттера к Джинни Уизли.
-Гермиона…,- Гарри говорил все так же глядя в огонь,- а почему вы с Роном расстались, ты же вроде была в него влюблена?
-Гарри, я не была влюблена в Рона.
Гарри быстро взглянул на Грейнджер и опять отвел взгляд. Она продолжила, глядя в огонь:
-Понимаешь, мы всегда были вместе, мы - трое и казалось, что так будет всегда. А потом ты ушел -ты выбрал Джинни.- Гермиона вздохнула. Поттер повернулся, и смотрел на Грейнджер, уже не отрывая взгляда, она смотрела на языки пламени, а на губах ее мелькала горькая улыбка.
-Ты ушел, и нужно было как-то жить дальше. Без тебя было… сложно,- она с трудом подобрала слово,- а Рон был знаком и привычен, я заранее могла предугадать что он сделает или как поведет себя в любой ситуации. И когда он предложил жить вместе, я согласилась. Лишь потом я поняла,- Гермиона улыбнулась печально,- что я для Рона тоже была спасательным кругом. Он так же спасался, оставшись без тебя. Но это не помогло, быть вместе,- уточнила Грейнджер, видя недоумевающий взгляд Гарри,- и мы расстались. И я рада. Нельзя цепляться за иллюзии и жить под наркозом только из-за того, что не можешь бить с тем ,с кем хочешь.
-Прости,- до Гермионы дошло, что и кому она сейчас рассказала. Она побледнела.- Не переживай, ты ни в чем не виноват. Не чувствуй себя «должным», ты никому ничего не должен, ты выбрал любовь и ты прав.
-Я не прав, Гермиона,- Гарри перебил ее с неожиданной горячностью.- Ты даже не представляешь себе, насколько я был не прав.
Поттер встал, аккуратно сгрузил Косолапуса на диван и принялся ходить перед камином назад и вперед, ероша правой рукой волосы. Гермиона знала, что это крайнее проявление его волнения.
На улице было темно, от камина шел неяркий отсвет и по стенам комнаты метались тени от смятенных движений Гарри.
Он остановился, опустился на корточки перед Гермионой, взял ее руки в свои. Она смотрела на него снизу вверх всё так же сидя на ковре у камина. За спиной на диване тихо тарахтел Косолапус.
-Гермиона, я любил тебя, а женился на Джинни.
Гермиона вздрогнула, Гарри продолжил:
- Ты всегда была мне необходима как воздух. Рядом с тобой мне было так радостно, спокойно и уютно, как будто я обретал дом, которого никогда не имел. Но мне казалось, что ты любишь Рона. И тогда я придумал, что если женюсь на Джинни, то никогда тебя не потеряю, пусть как сестра, ты всегда будешь со мной. Какой я был глупый мальчишка.
Гермиона не могла оторвать от Гарри взгляда. В его глазах загоралась сумасшедшая надежда.
-Гермиона, ты выйдешь за меня замуж?
-Нет, Гарри!- Гермиона вскочила. Гарри онемел. Она продолжила:
-Как можно. Ты женат. У тебя есть Джинни.
-Нет у меня Джинни,- спокойно перебил Поттер. – Джинни есть у Симуса Финигана. У них свадебное путешествие. Я - рад,- Поттер говорил ясно и четко.- Я рад, что она ушла от меня. Она никогда меня не знала. Я для нее был просто знаменитый Поттер, победитель вселенского зла. Она не знала меня. И знать не хотела, меня - настоящего, с моей нелюбовью к шумихе, вечеринкам, гостям и известности.
-Ты меня знала,- Гарри шагнул к Гермионе,- меня настоящего. Ты лечила мои раны, писала мне письма, беспокоилась обо мне на турнире, утешала, когда я потерял Сириуса. Ты видела меня больным, злым, уставшим и сломленным, ты была со мной у могилы моих родителей.- Поттер стиснул руки.- Ты знаешь, что ответила мне Джинни, когда я попросил ее навестить Годрикову Впадину со мной?
«Нет, дорогой, сегодня у мамы званый ужин, я должна помочь»- передразнил Гарри, поморщившись.
Гермиона шагнула к Поттеру и обняла его за плечи. Он крепко стиснул ее в объятиях, зарывшись носом в волосы, она уткнулась ему в плечо. Какая-то подвеска на цепочке царапала ей щеку, но ей было все равно, она собиралась стоять так пока не заберет всю ту боль, что терзала Гарри. Её Гарри.
Теперь она поняла смысл выражения, что у всего на свете есть причина и все бывает вовремя для тех, кто умеет ждать. Им с Гарри пришлось подождать и пройти через расставание, чтобы понять что каждый настолько важен в жизни другого, что его никто не сможет заменить.
И Рон и Джинни не виноваты, просто они оказались лишь «заменой» того идеального, что у Гарри и Гермионы было с 11 лет. Но поняли они это лишь столько лет спустя.
Хорошо что Гарри спешил, хорошо что перед домом Гермионы на ее любимой улочке есть резкий поворот за угол, хорошо что Рон ушел, а Джинни бросила «не подходящего» Гарри. Как хорошо, что он очень удачно сбил Грейнджер с ног, а потом - напросился на чашечку чая с кошмарными бутербродами. Хорошо что Косолапус контролировал ситуацию, забравшись к Поттеру на колени и не дал Гарри скромно уйти. Хорошо.
Дальше все было буднично и привычно. Гарри перевез свои вещи. Он тоже играет в квиддич, но Косолапус ни разу не только не пометил его бутсы, но и не подкарауливает его в темном коридоре с боевыми когтями наперевес. Гермиона ожила и часто смеется.
Их вечера далеки от той семейной идиллии, что рисовалась ей пока Поттер провожал ее до дома, основательно уронив и извозив в снегу.
Они много спорят, но никогда не ссорятся. Они смотрят телевизор, и никого из них не напрягает микроволновка. Удачно, что оба выросли в мире магглов. Страшно представить, что было бы, выйди Грейнджер замуж за Малфоя. Непонимание и претензии довели бы обоих за две недели брака.
А у Гарри и Гермионы все хорошо. Они уже женаты два года и пока не доросли до семейных кризисов. Впрочем, вряд ли они им грозят. Ведь они, по сути, знакомы уже 20 лет. Так что глупо ссориться из-за того кто готовит ужин или моет посуду, после того как в свое время пришлось сражаться с Волан-де-Мортом.
Где та посуда, как только вспомнишь, как Гарри шел добровольно умирать? У Гермионы до их пор холодеет сердце, когда она вспоминает, как в тот вечер обнимала его на прощание.
И она до сих пор изумляется, как Джинни могла его отпустить. Ведь лучше его на свете просто нет. Хотя, Джинни не согласна. Она забегала в гости, щебеча о Симусе, и о том на каких приемах они бывают: у Симуса в Ирландии обширные связи. Гермиона слушала и поражалась, какое разное представление о счастье у других людей.
Ее счастье - тихий вечер вдвоем за хорошей книгой под мурчание Косолапуса. Правда, вскоре они будут уже втроем, но Гарри светится от счастья при мысли о дочке или сыне и поэтому Гермиона тоже довольна.
Рон заходил в гости с Лавандой. Та утащила Гермиону на кухню готовить чай, а мужчины сидели в гостиной и о чем-то тихо говорили.
Гермиона нервничала до тех пор, пока, войдя с подносом, не увидела улыбку Гарри. Все оказалось в порядке, Рон его не расстроил, и Гермиона настолько расслабилась, что даже вполне мило болтала с Лавандой о моде на зимние мантии.
Вечером, устраиваясь под боком у мужа, подсунув ноги по Косолапуса, чинно занявшего место грелки, Гермиона поинтересовалась о чем они говорили с Роном.
Гарри обнял жену, зарывшись ей носом в волосы, и в макушку ей признался:
-Он сказал мне, что рад, что мы с тобой разобрались. Он говорил, что еще тогда когда крестраж в лесу Дин показал ему нас с тобой вместе, он чувствовал что это правильно, но из упрямства цеплялся за иллюзии. Он сказал, что никогда не видел тебя такой спокойной и умиротворенной.
Гарри рассмеялся.- Я не стал рассказывать ему как ты периодически лупишь меня подушкой и железным тоном твердишь: -Гарри Джеймс Поттер!
Гермиона фыркнула:
-Можно подумать, ты меня боишься, ты же сам хохочешь, когда я так себя веду.
-Конечно,- Поттер успокаивающе чмокнул жену в нос,- еще бы не хохотать. Только вспомню тоску что не отступала, пока тебя не было рядом, и готов даже чтобы ты меня поколотила, только бы никуда не делась.
-Кстати,- он задумался,- я тут прикинул, похоже, Малфой в школе был от тебя без ума - не зря же он так старательно доводил тебя все 7 лет.
Гермиона потупилась и промолчала.
-Что?- у Гарри глаза на лоб полезли. -Ты и Малфой?!
-Мы только целовались,- успокаивающе погладила мужа по руке Гермиона,- ничего больше.
-Больше?- казалось, Поттера кандрашка хватит.
Гермиона смутилась:
-Ну, он мне предлагал выйти за него замуж… - Её речь прервалась грохотом. Поттер запустил стакан в стену.
Гермиона раздраженно выдохнула:
-Что, доросли до семейных скандалов?
Достала палочку и «репаро» восстановила стакан. После чего развернулась в кровати, положила подбородок на грудь мужа и умоляюще произнесла:
-Поттер, я тебя люблю.
Гарри, сосредоточенно разглядывающий потолок до этого момента, опустил глаза, посмотрел на Гермиону и виновато улыбнулся:
-Прости, похоже я ревную. Странно,- он скосил взгляд в сторону окна, будто стесняясь говорить то, о чем думал,- мне захотелось заявиться в Малфой Мэнор и начистить ему пятачок.
-Тогда уж-нос, у хорьков, знаешь ли, носы!- Гермиона специально смешила Гарри, стремясь вернуть ему доброе состояние покоя, и ей это удалось.
Поттер успокоено вздохнул, обнял жену, положив руки ей на живот и чутко прислушиваясь, не толкнет ли его маленький кто-то пяткой и шепнул жене:
-Гермиона Джин Грейнджер, ты самая невыносимая, добрая, своевольная, упрямая, нежная и непостижимая женщина из всех, кого я знаю. И я тебя люблю.

Пожалуйста, если берете себе -указывайте автора и кидайте ссылку на оригинал. Спасибо : )

@темы: фанфики по Гарри Поттеру, авторские фанфики

Можно я буду тебе писать?

главная