• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
14:32 

Понты первого порядка: купить большую дорогую машину и Ролекс, читать Коэльо, презирать Донцову, любить худую блондинку с большой грудью.

Понты второго порядка: купить маленькую стильную машинку и Лонжин. Читать Умберто Эко. Презирать Коэльо, любить ироничную брюнетку.

Понты третьего порядка: ездить на метро и такси, потому что так быстрее и дешевле, носить Свотч, читать Анну Гавальду, выключать воду, когда чистишь зубы. Никого не презирать, потому что это разрушает карму. Никого не любить, потому что ты еще не встретил своего человека.

Понты четвертого порядка: продать квартиру, машину и Ланжин. Поехать в Тибет, достичь нирваны, любить всех.

Понты высшего порядка: вернуться из Тибета, никому ничего не рассказывать, купить большую дорогую машину, на досуге читать Донцову, время смотреть на телефоне, любить маму своего ребенка. Осознавать, что любое быдло с Коэльо может оказаться достигшим нирваны Буддой.

@темы: из книг

10:57 

Дверь скрипит, если… Tasha 911

– Девочка, потом девушка, женщина совсем недолго и точно не со мной. Она никогда меня не любила. Нас с ней связала ниточка похожести в своем отличии от других. Только она была здорова и открыта миру, а я уже заражен собственной ненавистью к нему. Было понятно, что ничего не выйдет. Даже когда мы шли рядом и я держал ее за руку… В общем, надеюсь, что вы этого не понимаете. Ужасно, когда ты с макушки до кончиков пальцев – чей-то, а тебе самому ни черта не принадлежит. Она меня даже не бросила. Вещи, в которых не нуждаются… Их не бросают, а просто оставляют в прошлом. Ей не было больно. Она отказалась меня понимать, а я так и остался со своим куском сахара в руке. Он растаял, пальцы стали липкими. Это было ужасно неприятно, а то, что тебе не нравится, исчезает медленнее, чем хорошее. Я никогда не мог забыть это ощущение, вычеркнуть ее из памяти. Сначала надеялся, что однажды отмоюсь от этого чувства, но, сколько бы воды и времени ни утекало, оно оставалось со мной. Потом она умерла. Стало одновременно не за что и не с чем бороться.


Просто со Снейпом я впервые почувствовал, что такое готовность пойти на все ради того, кто тебе нужен. Да, я лгу, изворачиваюсь, мучаюсь угрызениями совести, но не потому, что мне это в радость. Я просто не могу иначе. Он мне нужен.

@темы: из фанфиков

19:25 

Дао воды Tasha 911

Смерть всегда есть смерть, ее не преодолеть ни силе, ни воле. Можно только в очередной раз коснуться лбом гладкого камня и прошептать:

Не будет.

Ты – моя магия, то яркое чувство, что хотя бы раз в жизни нужно пережить, чтобы определиться с тем, чего же ты на самом деле хочешь.


Человек, одержимый когда-то желанием быть с этой женщиной, даже не пытался мечтать о том, как бы у них все сложилось. Она рано ушла, не оставив ему даже права попытаться ее вернуть, и тем самым стала недостижимой и идеальной. Сейчас, имея возможность воплотить свои фантазии, человек начал понимать, что понятия не имеет о том, чего на самом деле хочет. Все шло не так.


То, что тебе дорого, Люпин, надо пытаться сберечь до последнего вздоха
, до разрыва нервов и безрассудства. К черту логику. Ради этого можно пожертвовать честью, совестью и даже собственным рассудком. Любимых людей на войну не пускают. Ты мог бы подвергнуть ее заклятию и силой отправить домой. И плевать, что гриффиндорцы так не поступают, плевать, что она никогда не простила бы тебя за то, что ты умер без нее. Когда любишь, Люпин, ничто не имеет смысла, кроме жизни любимого человека. Сейчас было бы кому оплакать тебя и воспитать твоего сына, но ты не сделал тот выбор, который должен был сделать.

@темы: из фанфиков

08:58 

День разбитых чашек Tasha 911

- Как вас зовут? – поинтересовался парень.

- Гарри.

- Гарри, вам, наверное, лучше поговорить с колдомедиком Ливандосом.

- Если вы мне немедленно не скажете, что случилось...

- Он умер.

Мне больно, я не могу дышать, мое тупое упрямое сердце лопается от огромной любви, что таким странным способом прорывается к свободе. Теперь уже навсегда неразделенной. Я хочу кричать, но не знаю, о чем. Верните мне его! Истерзанного, сумасшедшего или злого, просто верните мне его. Ну, пожалуйста, мне, правда, очень нужно. Нужно...

Он Северус Снейп, целый человек, которого я люблю. Боже, верни его, не меняй ничего, мне даже этого не надо, просто отдай. Можно он снова закроет лицо руками? Можно он скажет: «На пару дней не нужно», - а я спустя часы буду надеяться на то, что он все же хотел бы остаться, вот только навсегда. Боже...

В нашем мире чудо – обыденность, и ничего невероятного давно не происходит. Но как мне понять, как принять все это и не сдохнуть от отчаянья? Я не могу, не хочу и не умею. Мне не нужен мир без моего единственного человека, я знаю, каким чужим он может быть, каким порождением горечи стану для тех, кому дорог. Я не хочу так больше жить. Мне нужно дышать и двигаться, не упрекая себя каждую секунду за то, что мне утром далась та чашка. За то, что я не признал странную очевидность того, как он мне дорог, много дней назад.

@темы: из фанфиков

07:21 

Небо пополам Рыбка Астронотус

Ты просто хочешь знать, что принадлежишь ему, а он – тебе, и что больше никто не сможет коснуться его, кроме тебя. Что вы – пара, даже если вы не вместе на людях, что об этом все будут знать и делать вид, что ничего нет. Ты хочешь знать, что где-нибудь в городе, где вас никто не знает, ты мог бы обнимать его, держать за руку, касаться его пальцев за столиком в кафе, делить с ним один коктейль на двоих и убирать крошки с его подбородка, облизывая пальцы…
Я прислонился виском к панели и зажмурился, до боли стиснув зубы. Люциус сейчас парой фраз так точно описал все то, чего мне так не хватало, чем я бредил в своих беспокойных снах, о чем я мечтал, глядя на пустые лавки в сквере и парочки за столиком в кафе, что слушать это было просто физически больно.
– Ты хочешь жить, зная, что есть номер Северуса в общей программе и номер Гарри, что одно без другого невозможно, что, объясняя какие-нибудь новые правила, Фил обязательно подзовет вас обоих, как пару, как единое целое. Что, отработав свой выход, ты не уйдешь отдыхать в вагончик, пока не убедишься, что его выступление прошло гладко, что ему ничего не грозит. Что, вернувшись, ты обязательно поможешь ему расстегнуть костюм и поставишь чайник для его любимого кофе. Что он не заснет, если ты крутишься в постели, обдумывая разговор с директором или новый номер, что ни у кого не возникнет вопроса, селить ли вас в один номер гостиницы, шить ли вам одинаковые костюмы и можно ли отдать тебе его недельную зарплату из общей кассы.
Мне уже просто хотелось выть от слов Люца, биться виском в деревянную панель шкафа, просить его прекратить меня мучить. Слушать это все не было никаких сил. Знать, что да, именно так я хотел жить бок о бок с самым дорогим для меня человеком, и понимать, что никогда, никогда этого не будет, было настолько болезненно, что я едва удерживал в уголках глаз злые слезы разочарования.

@темы: из фанфиков

15:15 

Небо пополам Рыбка Астронотус

Отпустить, проводить к машине одного человека, знакомого, почти родного, зачем-то облачившегося в роскошные чужие вещи, и спустя несколько часов найти совсем иного, жадно залапанного другим, чужим миром, чужой похотью, истекающего кровью, оставленного наедине с собственной волей к жизни, было тяжело до боли. Я не знал даже, имею ли я право сейчас посягать на него, как на часть себя, часть своего мира, когда в одночасье все так переменилось, когда ему за один вечер пришлось так много увидеть, испытать и пережить. Странное чувство досады от того, что все так закончилось, рвало мне сердце на части. Я собрал свой эгоизм и свою привязанность к нему, почти ненормальную, в охапку, я отдал его в другой мир, другим людям, для которых он никогда не будет значить столько же, я своими руками помог ему одеться в дорогие, пахнущие новизной и роскошью вещи. Я сам отдал его женщине. Я затолкал свою ревность в себя, я заткнул ею себе рот, не давая прорваться наружу крику сожаления и ярости. Я разрешил взять его у меня, разрешил по своей воле, позволил увезти его в ночь, чтобы спустя несколько часов подле его кровати, воя от досады и злобы, зализывать нанесенные нам обоим раны.

Его бледность, усталый изможденный вид и словно издевательски оттенявшая их белизна простыни казались мне пощечиной самому себе за расточительство, с которым я так просто расстался с ним. Так просто поделился самым большим сокровищем, которое было в моей жизни. Сейчас, когда он лежал неподвижно, с закрытыми глазами, я мог представить и содрогнуться – он мертв, и это последнее мое свидание с ним в этой жизни. Картинка каждый раз оказывала одно и то же влияние на мои и без того потрепанные сегодня нервы – перед глазами все заливало алой, пахнущей железом и сыростью кровью, и в голове кружились неясные, но отдаленно улавливаемые слова «никогда… никогда….»

Без сил я съехал по дверному косяку вниз и обхватил руками голову. Если бы не глубокое потрясение этой ночи я, наверное, разрыдался бы, как ребенок. Но шок сделал свое дело, оставив мои глаза сухими и широко распахнутыми в никуда. Сама тень мысли о том, что я сегодня ночью мог навсегда потерять его, отдать и уже никогда не получить обратно, переворачивала мой собственный мир с ног на голову, ставила само предположение о таком за грань добра и зла.

Мира без него не существует.

Наличие другой, незнакомой жизни, в которой я мог и не появиться, которую помнил только он сам, которой я никогда не стал бы свидетелем, бередило мне душу, заставляло ревновать к тем, кто делил с ним то другое, незнакомое, старое, которое навсегда останется в его памяти.

@темы: из фанфиков

08:58 

я такой же, я все такой же (может, только немного старше). улыбаюсь чудным прохожим и скучаю по Патриаршим. вечерами читаю сказки, пью вино, лицезрею небо и пишу тебе письма. здравствуй! как ты там, мое счастье? где ты? я скучаю. я так скучаю! столько лет уж минуло. впрочем... я пишу, и в стакане чая, тонет месяц, как вестник ночи. за окошком тепло и ясно - в небе Бог зажигает свечи. ты, как прежде теперь прекрасна - мягкий голос, в веснушках плечи. помнишь, как целовал ключицы?.. они пахли морским прибоем. ты мне, к слову, порою снишься. будто мы, как и прежде - двое сумасшедших, счастливых, пьяных... ты читаешь мои открытки, а на щечках твоих румяных тают ямочки - след улыбки.
впрочем, что я. теперь мне тридцать. за окном засыпает море. мы сумели тогда проститься - значит, нам и жалеть не стоит.
я такой же, я все такой же. сердце гулко стучит набаты, отзывается острой болью, то, что счастьем слыло когда-то. ничего уже не вернется.

если что-то тебя тревожит, помни, что когда ты смеешься - кто-то в мире смеется тоже.

(с) Petit Personne

@темы: Стихи

10:54 

Скованные душами Theowyn of HPG

- Что приемлемо на войне, а что нет? – угрюмо спросил Гарри. - Где границы дозволенного?
Дамблдор покачал головой:
- Проблема заключается в другом. Это вопрос лояльности. Кому и чему мы обязаны верностью, кому и чему мы преданы. С одной стороны, каждый из нас обязан стоять за справедливость, и серьезное преступление не должно оставаться безнаказанным.
Гарри закусил губу и мрачно кивнул: «Тогда я должен предъявить улики.»
- Я этого не говорил!
- Но…
- Очевидно, ты не веришь, что это правильный выбор.
Гарри вздохнул с досадой: «Неважно, во что я верю!»
- Напротив, нет ничего важнее,
Гарри! - Дамблдор поставил чашку и посмотрел на юношу в упор. - Мы несем ответственность за свои действия, Гарри. Если мы не верим, что выбор, который мы сделали, правильный, как же нам жить с его последствиями?


Не существует простого ответа на этот вопрос. Это твое сострадание и врожденное чувство добра и зла, Гарри, твоя совесть, иными словами - они должны направлять тебя в этом нелегком выборе, и я не могу знать все обязательства, которые могут повлиять на твое решение. Прежде всего, доверяй своему инстинкту. Он не обманет. Делай то, во что ты веришь, что бы ни говорили окружающие.

@темы: из фанфиков

11:42 

Самое тяжелое - не знать Рыбка Астронотус

Но Снейп на то и был Снейпом, чтобы свои детские комплексы и желания препарировать, как лягушку в лаборатории. Прекрасно понимая, что призрачное счастье с журавлем в небе нереально, он не искал журавлей, он ждал синицу. Одну единственную, на всю свою угрюмую одинокую жизнь, на все свои вечера с книгой у камина. И свято верил, что такой синицей была потерянная когда-то Лили.
Нет, Лили на синицу вовсе не походила. Лили как раз была более чем из журавлей. Но ближе нее все равно никого не было. И синицей стала даже не она, а… возможность. Память. Шанс, черт возьми. Ведь мог быть даже у Северуса Снейпа шанс? Приятно было думать об этом зимними вечерами, укутав ноги пледом. Приятно и до одурения больно. А еще временами смешно. Особенно во время зимних каникул, когда можно было позволить себе рюмку-другую, согласиться на компанию Скептика на подлокотнике своего кресла и вовсю насмехаться над собственными амбициями.

@темы: из фанфиков

14:25 

Гарри Поттер: Враг внутри Theowyn of HPG

Он не понимал, зачем рассказывает все это Снейпу, но не мог остановиться.
— Когда я был на первом курсе Хогвартса, она связала мне зеленый. Впервые в жизни кто-то сделал мне… подарок. Я знаю, она просто жалела меня, но она всегда относилась ко мне, как будто я был членом их семьи, и… я понимаю, она не моя мама и я не имею права

Гарри понимал, что говорит бессмыслицу. Хуже того, у него опять потекли слезы, и он не мог справиться с ними.
Снейп опустился рядом с ним на колени.
— Поттер, вам не нужно никакого права для того, чтобы оплакивать кого бы то ни было, — сказал он мягко. — Вам нечего стыдиться.

@темы: из фанфиков

10:00 

Гарри, Северус, Сева и узник Азкабана Аморэ

Чувствую, что-то случилось. Но не могу ничего сделать. Мне не выйти из дома. И я не могу быть с ним. Это вы, живые, всегда можете преодолеть расстояние и сказать близкому человеку то, что хотите, договориться, доказать. Остановить, прижать к себе руками. А я мертва, но душа болит – я любила его. А он меня. Он всегда возвращался, говорил, что запутался, спрашивал совета, спрашивал – как там: по ту сторону?.. Я как могла отговаривала его. Ведь жизнь – это самое светлое, что можешь представить себе, а смерть - здесь ничего, пустота. Он перестал приходить, а я не могу поговорить с ним и убедить снова. Просто чувствую, что он еще жив. Вы передадите ему мои слова, мальчик? Пусть он не торопится покидать мир. Пусть докажет, что нужен на вашем свете.


«Сижу, смотрю на Севу. Она гоняется за мухами. А потом берет их в свои лапы и рассматривает, прежде чем съесть. Со стороны очень смешно выглядит. А ей не смешно – это настоящая охота и реальная добыча. Вчера она увидела мышь размером с себя, не испугалась, а пошла за ней в щель, как в какую-то пещеру. Еле ее оттуда достал – чуть все крылья не обломал. Я так устал после дня работы, хотел поесть, как человек, а тут она со своими мышами. Орал на нее. Назвал тварью, побил газетой. А сейчас сижу и думаю. Со стороны любой ее поступок выглядит, как баловство и досадные неприятности. А ведь для нее это ЖИЗНЬ. Ее охота. Ее обиды, ее ненависть. Ведь только мне кажется, что она досадное недоразумение, которое навязали на мою голову. А для Севы я часть страшно интересной жизни и она любит меня. А я ее газетой. И не выслушал.
И для тебя, Снейп, я тоже только досадное недоразумение.
Все семь лет был чем-то подобным… несознательным. Ты давно дал оценку моему интеллекту. Для тебя я примерно как Сева для разумного человека. Но это не так. Я за последний год пять черных колдунов на чистую воду вывел. И одну крысу в аврорате среди сотрудников вычислил. Но для тебя это не доказательства моей серьезности. Просто… мухи. Если даже убийство Волдеморта ты считаешь удачным стечением обстоятельств, то более сильных козырей в рукаве я не имею, чтобы поколебать твою предубежденность. Я понял, что не в силах помочь разглядеть во мне человека, могущего заинтересовать тебя, или просто способного любить так же сильно, как и ненавидеть.
Вот такое длинное письмо у меня получилось. Только все равно я его никуда не отошлю».

@темы: из фанфиков

09:00 

Вышел месяц из тумана... Рыбка Астронотус

Я. Вот, на берегу реки, среди вороха осенних опавших листьев, взъерошенные волосы, простая потрепанная куртка. Вокруг — желтые, багряные, золотые краски. Осень. Парк. Я смотрю вперед, на реку, на какой-то мост, впереди передо мной по воде плывет пара уток. Я достаю из кармана хлеб и бросаю им.

А вот он. Меня на миг пробивает дрожью. Знакомый образ, но какой он тут! Высокий мужчина в черных брюках, черном пальто, расстегнутом и распахнутом, руки в карманах, с задумчивой легкой улыбкой смотрит на меня, прислонившись затылком к стволу дерева. Я не могу назвать его красивым. Нет, он светится каким-то внутренним спокойствием, в его глазах весь этот мир в неспешном течении приятно грустного осеннего дня. Я слышу запах прелой листвы, костра, тины от реки, слышу, как пахнут его пропитавшиеся дымом волосы, покрытые мельчайшей дымкой моросящего дождика. Оборачиваюсь и улыбаюсь ему. Мне становится страшно — как я смотрю на него…

Так не смотрят люди, испытывающие плотскую страсть, так не смотрят влюбленные. Мой взгляд пробирает меня самого до глубины души. Я смотрю на него, будто он все, что было и будет в моей жизни. Смотрю, впитывая в себя каждый изгиб его тела, каждую прядь волос, каждый жест и взгляд. Меня просто распирает изнутри от этого ощущения. Сердце бьется у горла, я едва дышу. Никто никогда не был настолько дорог мне. Я едва сдерживаю какие-то странные непрошенные слезы. Мне хочется подойти к нему, прижаться к рубашке на его груди, ощутить прохладной от дождя щекой его тепло, обвить руками талию, поднырнув под пальто, и стоять так, пока не кончится дождь, пока не кончится моя жизнь, пока не настанет вечер, и мы вернемся домой, бродить по полутемной квартире в вязаных высоких носках, пить горьковатый кофе с шоколадом и снисходительно поглядывать из окна на спешащих под дождем запоздалых прохожих.

@темы: из фанфиков

14:26 

Эльчин Сафарли …нет воспоминаний без тебя

Влюбленные люди поклоняются фотокарточке. Они стоят на коленях перед платком. Они отправляются в путешествие, чтобы взглянуть на стену дома. Что угодно – лишь бы раздуть те угольки, которые одновременно и согревают, и обжигают их...
Питер Хег

@темы: из книг

08:04 

Как быть, если вас обвиняют в том, чего вы не совершали.

Трагических реакций на такие обвинения у нас быть не должно. Ты знаешь, что ты этого не делал, и Бог это знает. Ты перед Ним этого греха не совершил – вот главное. А людям, которые тебя обвиняют, твои оправдания не нужны. Они устраивают такого рода самочинные расследования вовсе не для того, чтобы найти правду. Правда им вообще безразлична. Им всё равно, ты это сделал или не ты. У них есть потребность унижать и третировать другого человека. Для этого им нужен повод. Их поведение может быть связано с комплексом неполноценности, ущербностью, завистью – человек, который завидует, может не только того, кому завидует, грязью поливать, но и других тоже – ему всё равно.

Конечно, нервная система у людей разная. Кто-то махнет рукой и забудет, а для кого-то это действительно травма на всю жизнь. Но здесь важно понять: если ты увязнешь в выяснении отношений с этими людьми, хотя бы мысленно, – у тебя вся жизнь мимо пройдет. Ты всю жизнь будешь что-то им доказывать. А доказывая, что ты не верблюд, ты сам себе потихоньку внушаешь, что ты таки верблюд – по крайней мере, в чьих-то глазах. И таким образом становишься зависимым от обвинения. Вот почему это страшно, это опасно – оправдываться в том, чего ты не сделал. Нужно вовремя переключиться с человеческого суда на Суд Божий и сказать: Господи, Ты всё знаешь – и да будет воля Твоя. Этого достаточно. По сути это означает – остаться здоровым психически и целым духовно.

Священник Михаил Богатырев

@темы: Прислушайся

11:38 

Засахарить это все, положить на полку,
В минуты тоски отламывать по куску.
Арабский мальчик бежит, сломя голову, по песку.
Ветер парусом надувает ему футболку.

@темы: Стихи

11:36 

В моих снах он тринадцатилетний мальчишка Вера Полозкова

...В моих снах он - тринадцатилетний мальчишка -
В прошлой жизни, наверно, он был моим сыном.
От него веет моря дыханием пенным.
В его книгах живут великаны и гномы.
У меня дежа вю - мы с ним были знакомы,
Его звали тогда еще Питером Пэном...

@темы: Стихи

11:35 

Без году неделя Вера Полозкова

Без году неделя

Без году неделя, мой свет, двадцать две смс назад мы еще не спали, сорок - даже не думали, а итог - вот оно и палево, мы в опале, и слепой не видит, как мы попали и какой в груди у нас кипяток.
Губы болят, потому что ты весь колючий; больше нет ни моих друзей, ни твоей жены; всякий скажет, насколько это тяжелый случай и как сильно ткани поражены.
Израильтянин и палестинец, и соль и перец, слюна горька; август-гардеробщик зажал в горсти нас, в ладони влажной, два номерка; время шальных бессонниц, дрянных гостиниц, заговорщицкого жаргона и юморка; два щенка, что, колечком свернувшись, спят на изумрудной траве, сомлев от жары уже; все, что до - сплошные слепые пятна, я потом отрежу при монтаже.
Этим всем, коль будет Господня воля, я себя на старости развлеку: вот мы не берем с собой алкоголя, чтобы все случилось по трезвяку; между джинсами и футболкой полоска кожи, мир кренится все больше, будто под ним домкрат; мы с тобой отчаянно непохожи, и от этого все забавней во много крат; волосы жестким ворсом, в постели как Мцыри с барсом, в голове бурлящий густой сироп; думай сердцем - сдохнешь счастливым старцем, будет что рассказать сыновьям за дартсом, прежде чем начнешь собираться в гроб.
Мальчик-билеты-в-последний-ряд, мальчик-что-за-роскошный-вид. Мне плевать, что там о нас говорят и кто Бога из нас гневит. Я планирую пить с тобой ром и колдрекс, строить жизнь как комикс, готовить тебе бифштекс; что до тех, для кого важнее моральный кодекс - пусть имеют вечный оральный секс.
Вот же он ты - стоишь в простыне как в тоге и дурачишься, и куда я теперь уйду. Катапульта в райские гребаные чертоги - специально для тех, кто будет гореть в аду.

@темы: Стихи

11:17 

Ноэль Стритфильд Балетные туфельки

«Слава богу, – говорил Жардек, – теперь у нас есть все: дом и ребенок».

@темы: из книг

13:26 

Дети луны Лазель

Есть два могущественных рычага этого мира: деньги и информация. Обладая обоими ресурсами, можно горы свернуть. Но и только информацией можно неплохо распорядиться.
- Предлагаешь заняться сбором компромата?
- Нет, но больше обращай внимание на то, что происходит вокруг. Ты ведь уже многое понял о своих друзьях, например, и недругах.

@темы: из фанфиков

08:31 

Сожгите мой дом genushka

Таким отношениям позавидовала бы любая, даже самая приличная традиционная семья. Гарри заботился о Северусе громко, открыто. Готовил завтраки, сжигая параллельно кастрюли, чистил пальто, расправлял одеяло, кричал, как бешеный, когда взорвалось зелье, окатив Северуса кипятком. Причитал над его ожогами и дул после обработки мазью, как маленькому. Его было много, но это не раздражало даже меня. Наоборот.

А Северус любил тихо, почти незаметно. Не ругал, где другой бы прибил, не бурчал и не возмущался. Принимал такого, какой есть, и наслаждался Гарри во всех проявлениях. Так, иногда съязвит для проформы, но это, видимо, у них традиция такая: яд в профилактических целях впрыскивать. А по ночам они прижимались так крепко, словно боялись, что исчезнут. Мне много семей доводилось видеть, но к этим извращенцам что-то притягивало. Живые они были, что ли? Не искусственные. Энергию вокруг себя распускали волнами, словно наверстывали что.

@темы: из фанфиков

Можно я буду тебе писать?

главная