Может, настало время расстаться с тенями и просто жить. Восемнадцати лет достаточно, чтобы оплакать человека. Даже моего сына, – говорила она.

– Оплакать? Я никогда этого не делал, – проворчал Снейп.

– Возможно, тебе стоило, – ответил портрет.

– А вы оплакивали?

– Нет, – произнесла миссис Блэк. – Но мой Регулус всё ещё со мной. Довольно часто беспокоит меня, должна сказать, – благодаря тому, что ты напоминаешь ему о моём холсте.

Они тихо беседовали о том и о сем. Гарри не очень хорошо слышал, но он не хотел поднимать голову выше из страха быть обнаруженным. Если Снейп увидит, он и этот воображаемый гобелен у него заберёт.

Восемнадцать лет. Я привык думать, что Снейп – монстр, убийца, Пожиратель. Но теперь я не знаю, кто он. Он не больной ублюдок, как Вольдемортовы Пожиратели, не вполне. Он почти нормален. Он разговаривает с портретами и глядит на них так, как будто лишился чего-то или кого-то очень дорогого, а они – тени этого, глядящие на него в ответ. Монстры не боятся портретов и не горюют о них. Может, он такой, как все. Как я. Если бы я провёл восемнадцать лет, оплакивая кого-то, как сказал портрет, я бы тоже стал одиноким желчным типом?


Быть внимательным – значит обращать внимание на внутренние проблемы так же, как и на внешние. – Его рука легла Гарри на плечо, на мгновение сжав его.


Снейп много лет назад научился не искать Регулуса в лице каждого встречного незнакомца, но, войдя в библиотеку, он не мог удержаться и не вглядеться пристально в профиль юноши, склонившегося над книгой. Поза была такой знакомой, время словно отхлынуло на пару десятилетий. Рег? ...Нет, напомнил рассудок мгновением позже, Регулус мёртв, сгинул.


Ты вечно будешь оплакивать его? – спросила Вальбурга. Северус так и не смог решить, кем был для него Регулус, чтобы оплакать подлинную потерю – он только знал, что потеря была чудовищной, слишком чудовищной, чтобы думать о ней. Мальчик с серебристо-серыми глазами и проблеском улыбки: львёнок среди шакалов. Невозможно воскресить всё, что когда-то случилось в твоей жизни впервые, но первая любовь – и первые горести – оставляют след такой же вечный, как Черная метка.

А затем Регулус был убит. ...и часть Северуса умерла вместе с Регулусом.

@темы: из фанфиков